Происшествия: Сергей Помазун выступил на суде с показаниями

Поделиться

Поделиться




Сергей Помазун выступил на суде с показаниями«Белгородский стрелок» Сергей Помазун выступил на суде с показаниями. Он в подробностях рассказал, как убивал людей, и заявил, что ни о чем не сожалеет. На поступок его якобы подтолкнуло чеченское прошлое: по его словам, там он участвовал в спецоперации и убивал детей и женщин. Родственники Помазуна и его адвокат говорят, что все это вымысел, и просят провести очередную психиатрическую экспертизу, но сам обвиняемый настаивает, что полностью здоров. Во вторник на процессе по делу «белгородского стрелка» Сергея Помазуна показания давал сам подсудимый. После того как в самом начале процесса Помазун отказался давать показания и извиняться перед потерпевшими, никто из присутствующих во вторник в зале не ожидал, что он так легко и охотно расскажет о бойне на этот раз. Подсудимый четко выразил желание давать показания. Отвечая на вопросы суда, делился второстепенными подробностями и откровенничал о мотивах.

Процесс по делу Сергея Помазуна стартовал 22 июля, спустя ровно три месяца после трагедии в Белгороде, когда жертвами стрелка стали шесть человек, в том числе две девочки. Средь бела дня преступник расстрелял трех человек в оружейном магазине «Охота», откуда похитил два карабина и патроны к ним. После этого он расстрелял двух школьниц и мужчину на улице в центре города. Расстрел занял у него считанные минуты, после чего он скрылся с места преступления. Задержали стрелка через 33 часа.

Предыдущие две недели суд заслушивал показания свидетелей обвинения. Сегодня слово предоставили защите, но государственный адвокат подсудимого Виктор Еремееев свидетелей суду не предоставил. Зато сам стрелок согласился рассказать о содеянном. На заседание помимо журналистов пришли родственники погибших и мать Помазуна. По словам обвиняемого, безжалостно убивать его якобы научила Чечня, где он участвовал в спецоперации, проводимой ГРУ.

«С 1999-го по 2001 год я служил в армии, сначала в батальоне охраны особого назначения в Грайвороне (населенный пункт в Белгородской области), потом меня хотели перевести в военкомат, но как раз началась вторая чеченская война, и меня отправили в командировку в Чечню. От Моздока к Хасавюрту мы делали зачистку. Были там полгода. Задание у нас было — зачистить местность, сломить соперника, подавить их огневую мощь. Как раз теракты в Москве начались. Там нас научили жестокости.

Мы убивали, резали головы чеченам за теракты, их детям, матерям. Может быть, это повлияло психологически, — поделился Сергей Помазун. — Потом меня отправили в военкомат, там я побыл до осени и вернулся обратно в батальон охраны». Обвиняемый пояснил, что воевал рядовым, стрелком-снайпером, наград не имел. Имя командира назвать не смог, как и части, объясняя это тем, что на войне творился хаос и неразбериха. Впрочем, по свидетельствам родных, в Чечне Помазун никогда не был.

По словам подсудимого, на бойню в центре Белгорода его толкнуло желание отомстить обидчику — охраннику универмага «Белгород», с которым у него случился конфликт. За несколько дней до трагедии Сергей Помазун был в универмаге, зашел в отдел женской одежды, чтобы купить что-нибудь своей знакомой, но охранник погнал его прочь. Не стерпев обиды, Помазун решил, что отомстит ему: «Охранник нагрубил мне, я просто хотел его убить. Застрелить».

К преступлению Помазун готовился несколько дней. Он понимал, что после осуществления мести придется скрываться, «отстреливаться от вневедомственной охраны», что его будут искать — «как в кино». Именно поэтому ему понадобилось еще оружие помимо отцовского ружья. За день до бойни он заходил в магазин «Охота», где присмотрел себе карабины «Тигр» и патроны к ним. Собираясь на преступление, он взял с собой сменную одежду: к тому времени он уже решил удариться в бега в Воронеж.

22 апреля Сергей Помазун снова приехал в «Охоту» на отцовской иномарке BMW X5, предварительно ограбив сейф отца с оружием, в упор из «Вепря» расстрелял продавцов и случайного посетителя («целился в голову»), затем выбежал на улицу.

«Стрельбу на улице я не собирался начинать. Но в мою сторону двинулся человек, рука у него была под джинсовой курткой, как будто он потянулся за оружием. Я расценил, что это оперативный сотрудник. И после этого сразу началась стрельба. В него стрельнул, а потом начал стрелять, чтобы пройти до машины. Эти люди просто стояли на моем пути», — объяснил суду обвиняемый.

Устроив стрельбу на улице, Помазун сделал выстрел в витрину ненавистного универмага, за которой уже прятались в панике прохожие: «Чтобы они в мою сторону не кинулись. Остудил их пыл». Затем сел в машину и уехал.

Скажи, ты вообще сожалеешь о случившемся? — несколько раз в завершение допроса спросил его адвокат Виктор Еремеев.

Нет, не сожалею.

В связи с чем не жалеешь?

Потому что я прошел через войну, через жестокость, — устало протянул Помазун. — Почти тысячу человек мы убили, танками их давили, головы резали. В течение допроса он то пускался в объяснения, то наотрез отказывался говорить, но потом начинал рассказывать снова. В подробностях описав расстрел людей, на вопрос обвинения, считает ли обвиняемый себя виновным, упирался: «Я не буду отвечать на этот вопрос». Хладнокровный рассказ об убийстве родственники погибших приняли на удивление спокойно. Не было слез и гневных выкриков.

Вы считаете себя нормальным человеком, здоровым? Вы убивали мирных людей. Вы это делали осознанно? — допытывалась мама убитой школьницы Алины Чижиковой. Это же были дети, чем они могли помешать??

Да какие дети, это были девушки 16–18 лет! И вообще, когда стреляешь, не разбираешь, в кого стрелять! — ответил Помазун. В завершение заседания адвокат Виктор Еремеев ходатайствовал перед судьей о проведении повторной психолого-психиатрической экспертизы подсудимого — стационарной, в институте судмерэкспертизы в Москве. До этого была проведена только амбулаторная экспертиза, когда обвиняемого наблюдали в течение дня. По мнению госзащитника, при рассмотрении психического состояния подсудимого не учитывались показания свидетелей, а именно матери и тети Помазуна, которые на суде рассказали о странном поведении родственника.

А также то обстоятельство, что еще во время отбывания наказания у стрелка диагностировали незначительное психическое расстройство, которое могло прогрессировать. Адвокат предположил, что у Помазуна шизофрения и тот живет в вымышленном мире: «Сергей Помазун ссылается на те обстоятельства, которые объективно не происходили в его жизни, — служба в Чечне и ГРУ. Он живо переживает это, обосновывает этим свои противоправные действия. Здесь, как я полагаю, у Помазуна происходит временное искажение реальности, он испытывает зрительные и слуховые галлюцинации».

В удовлетворении ходатайства судья Николай Кудинов отказал. Тем более что и сам Сергей Помазун от медицинского освидетельствования оказался, заявив, что здоров. Следующее заседание назначено на 12 августа.