Происшествия: Москва вложила полтора миллиарда в экологическую катастрофу

Поделиться

Поделиться




30 сентября в Марьино опять зафиксировано повышенное содержание нефтепродуктов в дождевом коллекторе. Маслянистая пленка, перетекая боновые заграждения, плыла по Москва-реке. Между тем ровно 4 месяца назад Комиссией префектуры ЮВАО города Москвы по предупреждению и ликвидации ЧС и обеспечению пожарной безопасности под руководством первого заместителя префекта ЮВАО города Москвы Е.Л. Афанасенкова 1 июня 2015 года был составлен и в этот же день утвержден протокол оперативного выездного совещания. Тема совещания: «О ликвидации аварийной ситуации, связанной с выходом нефтепродуктов в реку Москва из коллекторов ОАО МОЭК и ГУП «Мосводосток» в районе ул. Капотня (Чагинский рукав)». «Тема» стоила выезда на место происшествия десятка серьезных людей. Не каждый день из водосборного коллектора в реку Москва вытекают нефтепродукты, но в Марьино ситуация как раз такая.

Каждый день в Москва-реку льется из коллектора, в который заключена крохотная речушка Плинтовка, маслянистая эмульсия из воды и нефтепродуктов. Первая странность ситуации – вся информация о составе выливающейся в реку гадости, засекречена, раздобыть ее никому из журналистов не удалось. Вторая странность – нефтепродуктов вытекает уж больно много. Об этом говорит сам факт совещания: по мелочи никто бы беспокоиться не стал. Свидетели даже зафиксировали 6 мая на камеру мобильного телефона сильное пламя из труб коллектора. Следы сгоревшей вокруг травы видны до сих пор.

В протоколе совещания генеральному директору ОАО «Газпромнефть-МНПЗ» вменили оказать городу помощь по откачке(!) нефтепродуктов из коллектора и найти причины попадания их в коллектор. Под подозрение как источник нефтепродуктов попал магистральный нефтепровод Рязань-Москва, трасса которого пересекает коллектор глубже в земле. Каким образом нефть из нефтепровода превращается в нефтепродукты в коллекторе, комиссия уточнять не стала.

Нефтепровод раскопали на всем протяжении в районе пересечения с коллектором, но никаких утечек нефти не выявили – труба «сухая». Зато выявили нечто особенное – рядом с трубой коллектора из-под земли стала сочиться жидкость темного цвета с характерным запахом мазута. Жидкость просачивалась к коллектору со стороны МНПЗ. Руководство завода утечку не признало.

Парадоксально, но московский Департамент природопользования и охраны окружающей среды (ДПиООС) вместо того, чтобы искать и уничтожать подземные нефтяные озера, перевел на счет МНПЗ в 2015 году 1,4 млрд рублей в зачет якобы уже проведенных природоохранных мероприятий. В запросе депутата Госдумы А. Ищенко в ФСБ говорится, что объем работ на такую сумму МНПЗ не проводился, и что ни МНПЗ, ни ДПиООС не располагают документами, обосновывающими перечисление на счет завода средств из бюджета Москвы. Депутат видит в этом признаки коррупционного преступления.

Руководство ДПиООС вообще проводит подозрительную политику в отношении загрязнителей природы. В Счетной палате сообщили, например, что в середине 2014 года Департаменту из Росприроднадзора были переданы полномочия по администрированию доходов от платы за негативное воздействие на окружающую среду (НВОС). В итоге во втором полугодии 2014 года ДПиООС собрал на территории Москвы только 10% средств, которые в первом полугодии собирал Росприроднадзор. То есть московские загрязнители природы могут под контролем ДПиООС безнаказанно сбрасывать отходы куда придется.

1,4 млрд рублей, которые руководство ДПиООС вернуло на счет МНПЗ, было взыскано с завода Росприроднадзором за НВОС. Из этих денег около 40% должны были поступить в бюджет г. Москвы, еще 40% — в бюджет муниципального района «Капотня», где расположен МНПЗ, а 20% – в федеральный бюджет. То есть Москва могла бы потратить 1,12 млрд рублей на очистку территории вокруг МНПЗ от накопленных продуктов переработки нефти. Тогда бы из коллектора в Москва-реку не лился бы поток из нефтепродуктов, не горели бы в Марьино коллекторы. Но Москва эти деньги вернула на завод.