Экономика: Государство не собирается платить пенсии 220 тысячам россиян

Поделиться

Поделиться




Новость о том, что правительство решило не выплачивать пенсии работающим пенсионерам, чей доход превышает миллион рублей в год, выглядит неожиданной только на первый взгляд. Впервые о такой возможности представители Минтруда объявили еще в середине декабря прошлого года. Но тогда мало кто поверил, что власти пойдут на дефолт пенсионной системы. Подтверждение этого на более высоком, уже правительственном уровне вызвало шок у экспертов и наблюдателей. Профессиональная дискриминация. О том, что выплаты работающим пенсионерам с годовым доходом более миллиона рублей, могут быть прекращены или ограничены в 2016-2017 годах, министр труда Максим Топилин сообщил журналистам сразу после посвященного пенсионной реформе совещания у премьер-министра Дмитрия Медведева. Таким образом, государство фактически объявляет дефолт по своим обязательствам. Пока только перед группой граждан, составляющей 220 тысяч человек.

Дефолт — это любая несогласованная попытка изменить условия выплат, когда срок исполнения обязательств уже наступил. Представим себе, что страховая компания отказалась вам платить по страховому случаю только потому, что у вас и так много денег. В области государственного пенсионного страхования может произойти именно это. «Миллион рублей — это 83 тысячи рублей в месяц», — быстро подсчитал министр труда Максим Топилин.

«Пенсия должна замещать утраченный доход. Но работающие пенсионеры его не утратили», — говорит директор департамента пенсионного обеспечения Минтруда Игнат Игнатьев. То есть чиновники социального блока в качестве страхового случая рассматривают не достижение гражданином пенсионного возраста, а факт утраты им заработка. Хотя такая позиция и вытекает из формулировок действующего закона «О трудовых пенсиях», она все равно не выглядит бесспорной. А если, например, у пенсионера есть приусадебный участок, который дает ему заработок, или он сдает в наем квартиру — ему тоже не следует платить пенсию? Более того, почему в таком случае речь идет только о тех, кто получает пособие по линии Пенсионного фонда России (ПФР)?

Предлагаемая социальным блоком правительства мера не коснется отставных военных, представителей других силовых ведомств, многие из которых продолжают трудиться. В том числе и за неплохую зарплату в руководстве служб безопасности коммерческих банков, крупнейших государственных и частных компаний и в иных государственных и коммерческих организациях. Во всяком случае, в материалах, подготовленных министерством труда к правительственному совещанию, нет ни слова о пенсионерах, получающих не трудовую, а государственную пенсию по линии министерства обороны, МВД и других ведомств.

Политика дискриминации одних групп граждан перед другими, похоже, стратегическая для реформы пенсионной системы. Новая формула расчета пенсий, вступившая в действие с 1 января этого года, изменила порядок индексации пособий для работающих пенсионеров. И на это пока мало кто обратил внимание.

Формула старости: С одной стороны, новая пенсионная формула стимулирует граждан не торопиться с выходом на пенсию. Предусмотрены соответствующие повышающие коэффициенты при расчете размера пособия по старости. Чем позже человек обратится за пенсией, тем больше она будет. С другой стороны, новая формула ограничивает в правах работающих пенсионеров.

Дело в том, что индексация для работающих пожилых граждан не может быть больше трех баллов. Стоимость каждого — 64 рубля 10 копеек. Значит, в этом году пенсию увеличат пропорционально прошлогодней инфляции, но не более чем на 192 рубля 30 копеек. И как бы хорошо человек пенсионного возраста не трудился, как бы много не зарабатывал и не отчислял в ПФР, месячная прибавка к его пенсии после августовского перерасчета не превысит этот порог. А вот у неработающих пенсионеров с 1 февраля пособия по старости выросли на 11,4 процента.

По мнению заведующей кафедрой Московского государственного юридического университета им. О.К. Кутафина Эльвиры Тучковой, это просто лишает людей стимула для продолжения работы. Ведь до сих пор граждане, достигшие пенсионного возраста, работали, надеясь именно на увеличение своей пенсии. Их пенсионные права накапливались. «Например, человек, выйдя на пенсию, получал 17 тысяч рублей. Если он продолжал работать, то за 10 лет благодаря перерасчету и индексации его пенсия могла вырасти более чем на 50 процентов», — говорит Эльвира Тучкова. Но с 1 января все изменилось.

Впрочем, будем справедливы. В данном случае Минтруд, наоборот, защитил работающих пенсионеров. Ведь если бы было принято более жесткое предложение Минфина, они в этом году могли бы вообще многое потерять. Министр финансов Антон Силуанов предлагал лишить работающих пенсионеров базовой части пенсии, оставив только страховую, в случае если доход превышает 2,5 прожиточных минимума, то есть 15 885 рублей. Если бы правительство одобрило такую меру, работающие пенсионеры не досчитались бы выплат на сумму 3935 рублей в месяц, а государство сэкономило бы за год порядка 30 миллиардов.

Принцип экономии: Если правительство все же примет решение прекратить выплачивать пенсии тем, чей заработок превышает 1 миллион рублей в год, юристы предлагают подавать в суд. Однако перспективы таких исков весьма туманны. «Действующие социальные права трудоспособных граждан могут быть ограничены законом в той мере, в какой это необходимо для защиты конституционных ценностей общего блага», — заявил председатель Конституционного суда Валерий Зорькин. По его словам, зафиксированное в статье 7 Конституции понятие «социальное государство» в других статьях раскрыто таким образом, что отнюдь не обязывает государство удовлетворять жизненные потребности каждого человека.

Отдельные права на социальное обеспечение предназначены «для тех, кто болен и стар, утратил кормильца или стал инвалидом, воспитывает детей и так далее». Из чего можно сделать вывод, что если у государства в какой-то момент не хватает денег на исполнение своих социальных обязательств, оно вполне может от них отказаться.

Нехватка денег — основной мотив, побуждающий правительство к очередному пенсионному дефолту. В первый раз, напомним, дефолт был объявлен в 2013 году, когда государство ввело мораторий на перечисление средств пенсионных накоплений молодых людей в негосударственные пенсионные фонды. Сегодня до 40 процентов расходов распределительной системы на выплату пенсий покрываются за счет государства, а не благодаря взносам работодателей. В результате каждый год пропорционально увеличивается и трансферт федерального бюджета на покрытие дефицита Пенсионного фонда России.

Впрочем, тут есть одна закавыка, пока не удостоившаяся должного внимания со стороны юристов. Снижение публичных гарантий — это последняя мера, на которую может пойти государство. И только если других возможностей их исполнять в его распоряжении не осталось. Более того, такую «крайнюю необходимость» правительство обязано доказать не суду, даже Конституционному, а избирателю. И сделать это будет крайне сложно.

Придется доказывать обоснованность трат из Фонда национального благосостояния (ФНБ). По состоянию на 1 января в нем было аккумулировано 4 триллиона 388 миллиардов рублей. При этом правительство уже решило изъять 525 миллиардов на финансирование разных проектов, никак не связанных с социальной сферой. Деньги пойдут крупным корпорациям и банкам. «На социальные обязательства средства ФНБ расходовать не предполагается», — говорит министр экономического развития Алексей Улюкаев.

Для справки. Фонд национального благосостояния представляет собой часть средств федерального бюджета, подлежащих обособленному учету и управлению в целях обеспечения софинансирования добровольных пенсионных накоплений граждан Российской Федерации, а также обеспечения сбалансированности (покрытия дефицита) бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации. Так было изначально записано в Бюджетном кодексе.

Впервые государство запустило руку в эту пенсионную заначку в октябре 2008 года, а 23 декабря 2013-го премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление, разрешившее направлять эти деньги на инвестиционные проекты внутри страны. И вот теперь дело пахнет пенсионным дефолтом.