Экономика: Как Газпром и Роснефть лишили Россию шельфовых технологий

Поделиться

Поделиться




Наши СМИ, аналитики, эксперты и, не к ночи будь помянуты, начальники и депутаты, уверяют нас, что санкции России не страшны и даже наоборот, полезны, в нашем неудержимом победном движении к импортозамещению, инновациям и прогрессу. Они правы. Санкции действительно, не страшны, потому что очень многих вещей мы лишили себя сами, еще до санкций. Одно дело технология производства импортозамещающего пармезана, без которого худо-бедно, но можно выжить. Но совсем другое дело шельфовые технологии, или стандарты морских перевозок нефти и газа. Единственной морской организацией участвующей в разработке стандартов для морских перевозчиков наливных грузов, прежде всего нефти, нефтепродуктов и сжиженного природного газа, является Международный Форум Нефтяных Компаний TheOilCompaniesInternationalMarineForum (OCIMF). В этот форум входят все ведущие нефтяные компании мира, в том числе Chevron, ESSAR, CONOCOPhillips, CNOOC (Китай), Petrobras (Бразилия) и многие другие.

Россия представлена Лукойлом, нефтетерминалом Приморска и каким-то дальним родственником Газпрома, компанией GazpromGlobal LNG Limited, Лондон. Одной из главных задач Форума являются разработка и следование стандартам очень важной составляющей морских танкерных перевозок, т.нветтинга. Веттинг, это система оценки рисков судов и морских терминалов, и он в общей схеме морских нефтеперевозок имеет большое значение.

Суть в оценке надежности и качества данного судна перед его следующим рейсом, по совокупности всех факторов и имеющейся информации, от общего технического состояния танкера до имевших место ЧП и численности и квалификации экипажа, прежде всего командного состава. Результат веттинга становится важным фактором в переговорах по фрахтованию танкера, между фрахтователем и владельцем судна. Чем качественнее танкер, тем выше ставка, сильнее позиции владельца. При низкой оценке верх берет фрахтователь, и требует снижения ставки.

Все уважающие себя нефтяные компании в мире имеют свою службу оценки морских рисков, являются участниками OCIMF и имеют доступ к инструментам веттинга — нескольким огромным базам данных по всем аспектам, связанным с нефтеналивным мировым флотом. Работа OCIMF не ограничивается только веттингом, ее масштабы значительно шире. Члены OCIMF принимают участие в разработке международных стандартов, правил и законов. OCIMF принимал активное участие в создании нового Полярного Кодекса, обязательного к исполнению со времени вступления его в силу, с 1 января 2017 года.

Полярный Кодекс имеет огромное значение для арктического судоходства, и нет смысла объяснять, насколько это важно для России. Членство в OCIMF, это возможность участвовать в разработке и принятии международных стандартов по морской и танкерной безопасности, в том числе технологии морского обеспечения нефти на шельфе.

Ну и получилось, как всегда. Крупнейшие производители нефти и газа России, не раз и не два заявлявшие о своих ведущих позициях в мировой нефтегазовой отрасли, по сути, лишили Россию возможности участвовать во всей вышеописанной деятельности. Троюродная внучка GazpromGlobal LNG Limited (GGLNG), не имеющая ни сырья, ни флота, работает сама по себе и на себя, и никак от своего якобы сюзерена не зависит.

Поэтому Газпром не имеет доcтупа к международным базам данных, и тем самым лишается возможности внедрить поноценную систему веттинга для своих шельфовых проектов. Еще смешнее с Роснефтью, которая отдала всю морскую экспертизу в руки ExxonMobil, и использовала доступ ExxonMobil к информации и базе данных OCIMF. Сейчас как известно, Россия находится под санкциями, и Роснефть и Газпром оказались полностью отрезанными от технологий и экспертизы на шельфовых проектах.

Как так получилось и почему? Кто, как говорится, виноват? И что еще можно сделать, если можно? Виновно руководство Газпрома и Роснефти, которому в свое время не раз и не два говорилось специалистами о необходимости создания своих веттинговых отделов, и вступлении в OCIMF. Но это ж надо лишний раз пошевелиться, а зачем, когда цены на нефть летят в небеса, и когда от этих небесных высот кружится голова, и все прочее кажется досадной мелочевкой, недостойной внимания небожителей.

Но цены вдруг полетели вниз, а вместе с ними и столпы нашего возлюбленного Отечества, Газпром и Роснефть. Но подлый враг наложил на нас санкции. И выяснилось, что всякая мелочь, вроде веттинга, не такая уж на самом деле и мелочь. Что мелочей вообще не бывает, особенно в работе компаний, претендующих на мировое лидерство.

Нашигоскорпорации имеют одно свойство среди многих прочих. Если есть возможность что-то сделать плохо, или вообще не сделать, или сделать так, чтобы в будущем очень нехорошо аукнулось, нашигоскорпорации никогда и ни за что эту возможность не упустят. У них на такие варианты сверхъестественный, иначе не назовешь, нюх. Санкции не оказались бы столь болезненными, если бы Газпром и Роснефть в свое время не мечтали о 200 долларах за баррель, а выводили качество своей работы на мировой уровень.

Когда санкции довели до судорог наши смешливые Искандеры, Роснефть спохватилась, и начала изобретать собственную систему веттинга. С нуля. На пустом месте, будучи полностью отрезанной от огромного мирового опыта и отлаженных технологий. Как если бы наш Автопром решил переплюнуть Мерседес, вооружившись в разработке суперкара Лада фотографиями последних моделей Мерседесов, и не имея ничего более, ни чертежей, ни технологий. Зачем, непонятно.

В стране есть достаточно специалистов, работающих на том самом мировом уровне, который никак не дается нашим государственным компаниям и корпорациям. Возможно, наши нефтегазовые монстры все-таки сообразят к ним обратиться. Можно и получить доступ к базам данных, наработкам и технологиям, хотя бы частично. Для чего следует доверить свое представительство в OCIMF не кому попало, а самому себе.

Тяжело с непривычки все самим делать, уж не говоря – делать качественно, но все-таки надо. Нет, понятное дело, что если нефть вдруг одумается, перестанет реагировать на происки врагов, и небесной помощью подорожает до 150 долларов и более, то тогда конечно, шевелиться незачем. Но вряд ли это произойдет.

Больше похоже на то, что сбудутся самые мрачные кошмары наших нефтегазовых баронов. А это значит, что работать все-таки придется, в том числе заниматься всякой недостойной небожителей мелочью, вроде веттинга. Или уходить со сцены, уступив свои места тем, у кого нет мелочей, и кто умеет качественно работать. Михаил Войтенко