Новости: Количество россиян живущих за чертой бедности возросло сразу на 2 млн

Поделиться

Поделиться




За I полугодие 2015 г. число россиян с доходом ниже прожиточного минимума (менее 10 тыс. руб в месяц) выросло с 18,9 до 21,7 млн человек (15,1% от населения страны). Чем грозит российской экономике сползание населения в бедность и как его остановить? Увеличение количества россиян, живущих за чертой бедности, сразу на 2 млн — тенденция очень тревожная. Но она закономерна. Доходы (прежде всего зарплаты) сокращаются. А цены на товары первой необходимости растут. Если посмотреть динамику роста цен, мы увидим, что продукты, необходимые нам каждый день, дорожают гораздо быстрее, чем, например, автомобили и бытовая техника, которые мы покупаем раз в несколько лет. Для экономики увеличение числа бедных имеет самые негативные послед­ствия. Цепочка такая. Платёжеспособность населения падает, вслед за ней съёживается потребительский спрос и, как следствие, товарооборот.

Мы уже слышим о закрытии магазинов, следующий шаг — закрытие производств. С падением доходов наблюдается и примитивизация по­требления россиян. Всё большую часть средств «съедают» продукты питания. Поэтому мы начинаем экономить на других вещах: реже стрижёмся, реже обновляем гардероб, реже ходим в кино или занимаемся спортом. А это напрямую ударяет по сфере услуг.

Всё вышеперечисленное ведёт к сокращению ВВП, росту безработицы. Последняя пока увеличивается плавно, но, на мой взгляд, это происходит за счёт того, что людей переводят на неполный рабочий день или неделю. Как бороться с бедностью? Боюсь, что в условиях экономического спада успешно это делать невозможно. А стагнация в российской экономике, судя по всему, затянется на длительный срок.

Един­ственное, что может сделать правительство, — сдержать рост «новых бедных», увеличивая выплаты от государ­ства. Но в условиях дефицита бюджета поддержать всех нуждающихся не получится. Правительству придётся делать выбор, кого поддерживать, и переходить к адресной социальной помощи. Сергей Смирнов, директор Института социальной политики и социально-экономических программ НИУ «Высшая школа экономики».