Новости: Махинации с пермской землей плывут в суд

Поделиться

Поделиться




Как региональные чиновники на время «вычеркнули» из кадастра магистральный нефтепровод. В Перми набирает скандал со сносом домов в охранной зоне нефтепровода «Каменный Лог-Пермь». «История, похожая на сюжет нашумевшего фильма, началась еще в 2013 году», сообщают «Пермские новости». Поправим уважаемое издание − не в 2013, а в 1961, когда был построен нефтепровод. Документы о трассе нефтепровода тех лет до сих пор пылятся в архивах Росреестра, отвечающего за планировку и регистрацию земельных участков.

Эти документы обновились в 2006 году, когда был проведен капитальный ремонт этого нефтепровода, проходящего по территориям Орджоникидзевского, Мотовилихинского и Свердловского районов города. Проведению работ предшествовало согласование проекта со всеми заинтересованными организациями:

пермским межрегиональным управлением по технологическому и экологическому надзору;
администрацией Орджоникидзевского района г. Перми;
администрацией Мотовилихинского района г. Перми;
администрацией Свердловского района г. Перми;
отделом инженерной подготовки территории города архитектурно-планировочного управления;
департаментом планирования и развития территории города Перми;
СПК «Мотовилихинский»;
управлением регулирования земельных отношений Департамента имущественных отношений администрации г. Перми.

То есть минимум в восьми пермских организациях имелись документы о трассе нефтепровода и размерах его охранной зоны (ОЗ) и зоны минимально допустимых расстояний (ЗМДР). Проект ремонтных работы в 2006 году был выполнен с учетом прохождения трубы «в стеснённых условиях и по окрестностям г. Перми». То есть факт прохождения нефтепровода по городу был учтен с самого начала. Размер трубопровода и его рабочее давление было выбрано исходя из необходимости обеспечить сырьем принадлежащий «Лукойлу» Пермский НПЗ, который перерабатывает около 8 млн тонн нефти в год.

Предложения «снижать давление», «надевать кожухи» на трубу, чтобы «уменьшить охранную зону до приемлемых 7-10 метров», описанные в издании, не соответствуют реальности. Охранная зона связана не с давлением в трубе, а с необходимым пространством для работы экскаваторов и другой техники по ремонту и замене трубы. От давления зависит в данной ситуации только работа Пермского НПЗ.

Если оно понизится с существующих 40 до 20 атм, то вместо подаваемых на завод 8 млн.тонн в год «Лукойл» получит около 3 млн. Готова ли к этому компания, которой также принадлежит конфликтная труба? Вернемся к истории появления капитальных строений в ОЗ и ЗМДР нефтепровода «Каменный Лог – Пермь». В 2007 году был принят федеральный закон № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости», который определил порядок кадастрового учета объектов недвижимости и предоставления сведений кадастра.

Дочернее предприятие «Транснефти» ОАО «Северо-Западные магистральные нефтепроводы» (сейчас АО «Транснефть – Прикамье») 15 октября 2008 года через ОАО РКЦ «Земля» (занимающееся геодезической съемкой нефтепроводов) направило в Департамент земельных отношений администрации города Перми материалы на утверждение и внесение в земельные документы сведений об охранных зонах нефтепровода.

Тут случилось непредвиденное: через неделю, 21 октября, Департамент земельных отношений администрации города Перми ОТКАЗАЛ (!!!) в установлении охранных зон «по причине отсутствия правоустанавливающих документов на магистральный нефтепровод и его сопутствующие сооружения».

Причины в отказе нанести на карту зоны, в которых нельзя что-то строить очевидны − там уже было что-то построено или предполагалось построить в ближайшее время. Сохранилась копия приказа Управления земельных отношений Перми №666-з от 05.04.2007 об изъятии из «постоянно (бессрочного) пользования» 71,8 гектаров земли в Мотовилихинском и Орджоникидзевском районах у сельскохозяйственного производственного кооператива «Мотовилихинский» и продаже этой земли ЗАО «Уралагро».

В приказе есть оговорка, что в охранных зонах инженерных коммуникация не разрешается строительство даже временных зданий и сооружений. Но «Уралагро» разбило землю на участки и стало продавать частным лицам, не упоминая об этом ограничении. А пермские чиновники, включая Росреестр, 5 (пять) лет (!), до 2013 года, под разными предлогами не вносили информацию об охранных зонах в документацию, регистрируя право собственности на землю, проданную «Уралагро» без указания обременений, и здания, построенные на этой земле.

Сейчас обманутые чиновниками люди кричат о справедливости и обвиняют «Транснефть» в «людоедском» требовании снести постройки. Для справки: сегодня иски о сносе строении на территории Перми предъявлены не тысячам собственников, как раздувают историю в СМИ, а 33 собственникам. Ни у одного из них среди строений, подлежащих сносу, не зарегистрированы жилые дома.

Только в селении Адищево Добрянского района сносу действительно подлежат два жилых дома. В одном из них живет многодетная семья, взявшая на воспитание детей из детского дома. Здесь пермские чиновники поступили еще круче − в 2010 году они СНЯЛИ данные об охранной зоне с учета (!!!), и восстановили их только в 2012 под угрозой судебного иска. А все это время регистрировали сделки по купле-продажи земли без указания ограничений на использование и разрешали строить жилые дома.

К кампании подключилась даже радио «Свобода», рассказав о многодетной семье. Государство в этом крайне заинтересовано и платит на содержание детей деньги… Но кто может быть заинтересован в том, чтобы эти дети сгорели из-за этой же трубы? Случаев достаточно. Сегодня пермские чиновники ушли в тень. «Искать правовой выход из ситуации» за них вышли уполномоченный по правам человека Татьяна Марголина и депутат ЗС Лилия Ширяева.

А «правовой выход» тут один − подать в суд на чиновников и владельцев «Уралагро», которые не предупредили покупателей земли о существовании охранной зоны нефтепровода. Фамилии известны — бенефициарами компании называют предпринимателей Ильгама Галина, Рамиля Субханкулова и исполнительного директора Ильдуса Шамсиярова.

О претензиям к чиновникам речи вообще нет./Член штаба регионального отделения ОНФ Максим Зубарев, вписавшийся в информационную кампанию, обещает взвешенное «политическое решение», то есть, чиновники при своих доходах и ничего сносить не пришлось. Однако, огнеопасные жидкости «политическим решениям» не подчиняются.