Правительство: Профилактика домашнего насилия — «механизм вмешательства государства в частную семейную жизнь»

Поделиться

Поделиться




В Общественной Палате РФ обсудили законопроект «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия». В слушаниях «Законопроект о предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия: мнение общественности» приняли участие эксперты, юристы, психологи, педагоги представители множества общественных организаций, таких, как Ассоциация родительских комитетов и сообществ, Общероссийская общественная организация «Всероссийское родительское собрание». Модератор слушаний, председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата, член Общественной палаты РФ протоиерей Всеволод Чаплин сформулировал основную задачу слушаний — аргументированно и взвешенно ответить на вопрос — нужен ли обсуждаемый закон семьям России.

«В нашей стране все больше оформляются две тенденции формирования норм общественной жизни — одна из них предполагает максимальную независимость России в ее развитии, сохранение традиционных ценностей, сохранение традиционной семьи, решительный отход от той нравственной распущенности, которая возникла в постсоветское время. Другая тенденция — попытка идти за теми убийственными для России процессами, которые навязываются международными структурами», — цитирует мнение отца Всеволода пресс-служба Общественной палаты.

По его словам, в обсуждаемом законопроекте предусматривается целый ряд инструментов, пригодных лишь для разрушения семьи. По словам члена Центрального совета Ассоциации родительских комитетов и сообществ (АРКС), директора Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности, председателя Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при уполномоченном при президенте РФ по правам ребенка Ольги Летковой, принятие законопроекта приведет к разрушению основополагающего социального института семьи в России.

«На наш взгляд, этот законопроект поправить нельзя, потому что это концептуальные вопросы о вмешательстве государства в семью. Семья у нас независимая по Конституции. И поэтому мы считаем, что такой законопроект нам не нужен», — подчеркнула Леткова.

«За счет широты понятий, за счет их расплывчатости в этом законопроекте, под экономическим насилием может пониматься лишение любых сумм, любых материальных благ, которые якобы причитаются, кому-либо из членов семьи. В результате любые действия родителей практически можно объявить противозаконными, квалифицировав их как насилие. По заявлению о насилии любого типа могут приниматься меры. Какие это меры?»

«Это, например, изъятие ребенка из семьи и помещение его в приют. Это та самая ювенальная юстиция, против которой у нас общественность выступает много лет. Если до этого у нас были какие-то ювенальные технологии, которые применяют те или иные органы и структуры, то сегодня мы говорим — это суд, который будет рассматривать семейные дела, отношения в семье, который будет выносить решения, как людям строить свои отношения и отношения со своими детьми», — пояснила Ольга Леткова.

Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства также выступила с критикой законопроекта о предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия. «Представляется весьма спорным не столько текст законопроекта, сколько сама необходимость принятия профильного закона, позволяющего органам государственной власти регулировать и регламентировать отношения между супругами и иными лицами, между собой родственными», — заявил секретарь Патриаршей комиссии по вопросам семьи Сергей Иваненко в понедельник на слушаниях в Общественной палате РФ, посвященных упомянутому законопроекту.

По мнению С.Иваненко, этим законопроектом предлагается ввести в правовое поле России «механизм вмешательства государства в частную семейную жизнь. Законопроект основан на идеологии и мировоззрении, агрессивных по отношению к традиционным ценностям российского общества», — заявил он.

Эксперты также заявили о «пустотелости» законопроекта, например, предусмотрены некие надзорные структуры, которые должны контролировать жизнь семей, также многие положения поощряют доносительство, как частное, так и со стороны некоммерческих правозащитных организаций. Настороженность у экспертов так же вызвал тот факт, что в законе существуют лишь два субъекта воздействия — потерпевший и семейно-бытовой нарушитель.