Им нужна помощь: Владу Маницкому нужна срочная трансплантация печени

Поделиться

Поделиться




«Я не знала, как подойти с этой новостью к сыну. И просто выложила всё, как есть: если хочешь жить, нам надо через это пройти. И он, мой маленький Владик, начал меня же по-взрослому успокаивать: «Мама, мы справимся!» Речь шла о трансплантации печени. Справиться надо Владику, семье, врачам. И нам с вами не подкачать. Без нас вообще в этой истории просто никак. Как по кромке бездны, ходит по этой земле 12-летний Владик Маницкий. Может быть, внимательный взгляд и выхватит синие губы, одышку при ходьбе, то, как быстро он устаёт. Но для неискушённого человека Владик — обычный московский школьник. Который вот уже несколько лет живёт на пороховой бочке, запаянной в его животе. Может быть, бочка ничем себя не выдаст, но как же не хотелось бы проверять это на живом мальчишке! С самого начала его портальная гипертензия — синдром повышенного давления в системе вены, идущей к печени — себя почти ничем не проявляла.

Ну, побаливал животик, ну, обсыпали мальчонку родинки… Дерматолог послал на УЗИ брюшной полости — и даже тогда родителям сказали неопределённо: «Аномалия развития…» А у него там — варикозное расширение вен пищевода и желудка. Чуть что, в любой момент может развиться внутреннее кровотечение, а тогда уже… Об этом лучше даже не думать. Тем более что кроме портальной гипертензии у Владика ещё и дисфункция работы лёгких, сочетающаяся с болезнью печени. От неё понижается уровень кислорода в артериях, расширяются, чтобы хоть как-то доносить кислород до пункта назначения, мелкие лёгочные сосуды…

«Придётся много сражаться»: Владик родился в Бельцах, в Молдавии. Светлана говорит о причинах переезда в Калужскую область: «Всё совпало, срослось: национальная политика в Молдавии и необходимость спасать сына…» В Филатовской больнице в Москве, куда они обратились, Маницким сказали, что «Влад особенный ребёнок, придётся много сражаться» и что лучше находиться поблизости от врачей. Семья перебралась в столицу: пустили пожить друзья, мама вышла на работу в небольшую фирму, папа сидел дома по уходу за сыном. «Просто у нас так: я всюду с флагом впереди, а папа у нас поспокойнее».

И они стали сражаться. Чтобы снять напряжение в брюшной полости, Владу удалили селезёнку, разросшуюся уже до взрослых размеров. Операция была плановой, перед тем как лечь на каталку, он доигрывал партию в шахматы — и казалось, что всё пройдёт так же легко и обыденно. Но в реанимации после вмешательства начались галлюцинации, «лихорадило и выворачивало, сын задыхался…» Плакал: «За что мне это? Мама, почему я такой?!» Попробовал встать — синел и терял сознание. Мечтал попасть домой — и боялся покинуть больничные стены. Нас выписывали, но мы никак не могли уехать домой. Нам пришлось заново учиться стоять, ходить, держать в руках ложку…

Дома, переведённый на домашнее обучение, запертый в четырёх стенах, Владик стал злиться. Как злятся в 12 лет — не на причину, а на тех, кто попадёт под руку, тех, кто поближе. Скандалил с мамой, дрался с сестрой. «И это мой нежный, доброжелательный мальчик…» Владика отдали в школу — потихонечку. И стало полегче: «Там он отвлекается от болезни, шкодит». Правда, всегда под рукой мобильный телефон, чтобы позвонить сест­ре, и кислородный баллон: та спустится из своего класса и «пшикнет кислородом». Можно снова дышать…

13 успешных операций: Я не могу жить и ждать, что в любой момент с сыном может случиться страшное. Операция по удалению селезёнки лишь снизила риск внутреннего кровотечения. В Филатовской больнице нам была рекомендована трансплантация печени, но в Центре трансплантологии им. Шумакова, куда нас отправили на консультацию, эти выводы не подтвердили. Но я должна была найти выход. И отправила документы в ганноверскую клинику, профессору Бауману, который посчитал пересадку срочной и безотлагательной! Взяться за нас готова бельгийская клиника Сент-Люк, в которой было сделано уже 13 подобных операций — и все успешные. Донором левой доли печени, которая потом сама регенерирует до полного объёма, согласилась стать моя сестра.

Дело оставалось за малым — нужно было найти деньги. И мы начали действовать. Школа Владика собрала 97 тыс. руб. Вся наша семья разместила на своих страничках в социальных сетях просьбу о помощи. 600 тыс. руб. дал один фонд. Когда я поняла, что таким образом нужные 103 тыс. евро не собрать, просто напечатала объявления и стала ходить с набитым ими пакетом по нашему Бутову… Но сейчас мы в тупике: время идёт, а нужная сумма так и не набирается…

И тогда Света Маницкая пришла. Рассказала про мальчика, который утешает испуганную маму, про синие губы и про пороховую бочку. Про то, как говорит сыну: «Ничего, ничего, будем жить». И как сама обмирает, понимая, что стоит за этими словами. Казалось бы — деньги… На самом деле — люди. Светлана пришла. Она пришла к вам. «АиФ. Доброе сердце» начинает сбор 103 тыс. евро на операцию по пересадке печени Владиславу Маницкому, 12 лет, Москва. Тем, кто хочет помочь Теперь пожертвование можно отправить с помощью банковской карты. Также пожертвование можно отправить на наш счёт в Сбербанке:

Доброе сердце», номер сч. 40703810838090000738 в ОАО «Сбербанк России» (Москва), ИНН 7701619391, БИК 044525225, корр. счёт 30101810400000000225.

Назначение платежа: благотворительный взнос на программу «АиФ. Доброе сердце» (НДС не облагается).

Платежи принимаются без комиссии!

Отправьте SMS на номер 7522, указав слово: доброе (пробел) сумма или номер 3116, указав: dobroe (пробел) сумма (пробел) имя подопечного или с помощью банковской карты через сайт: www.aif.ru/dobroe