Им нужна помощь: Ярославу Гольцеву на обследование и лечение в Германии необходимо 36 000 евро

Поделиться

Поделиться




Жизнь маленького Ярослава Гольцева зависит от внезапного перепада температуры или перепада напряжения в сети. Его родителям, чтобы вытащить измученного операциями ребёнка обратно в нормальную жизнь, нужно 36 тыс. евро. В одной из больниц немецкого Кёльна лежит наш соотечественник. У него едва заросшая страшная дыра в темени, а также бесчисленное количество швов и шовчиков на животе и спине. Нет, он не воевал, в горячих точках не был. Впрочем, что считать горячей точкой? Если рассудить здраво, то получится, что, наверное, всё-таки был. Его зовут Ярослав Гольцев, он из Калуги. Ему ещё не исполнился год — всего-то 9,5 месяца от роду. Но этот мальчик перенёс такое, что…

Отказать в существовании: История началась ещё до его рождения. И сразу с «горячей точки», когда его маме Лене сказали, что беременность протекает неплохо, даже хорошо. Но вот надо бы сделать УЗИ и пропить курс некоего гормонального препарата. Я только потом узнал, что УЗИ в данном случае было делать нельзя, — делится со мной отец Ярослава Антон. — Тем более не полагаются гормоны. Однако ж сделали УЗИ, и внутреннее тоже. Да и гормоны…

То, что с почками у новорождённого проблемы, поняли, наверное, все. Уровень белка в моче был больше чем в 150 раз (!). Все, да как-то по-разному. Доктора из Калуги принялись засаживать в новорождённого лошадиные дозы антибиотиков. Когда перестали справляться вены и мышцы, поставили капельницу прямо в голову. В темя. В то, что у младенцев называется родничком. И ведь хотели эту капельницу держать до года… Я не могу себе представить, что это такое — жить с чужим металлическим или каким-то ещё предметом в голове.

Потом был поставлен ещё один постоянный катетер, который накачивал этому маленькому тельцу кровь в предсердие. Кровь была с белком альбумином, который применяется при циррозе печени. А маленькие почки не справляются с этим белком. И ребёночек отекает. Становится похожим на зомби. Отказывается жить. Словом «отказ» было окрашено ещё несколько месяцев. В Калуге говорили родителям: «Откажитесь от ребёнка! Он не жилец!» В Москве то же самое: «Откажитесь! Хотя бы пусть поправится до 10 килограммов, тогда есть смысл лечить!»

Мать не сдалась. Маленький, изрезанный, истыканный всеми видами иголок мальчик терпеливо ждал, когда мама, ещё не слишком умелая, сама вводила ему нужные лекарства. И всё на фоне тотального отказа врачей. Почки ещё работали. Но с каждым днём всё хуже и хуже. Мир не без добрых людей, — говорит Антон, папа Ярослава. Когда у меня на работе узнали, что стряслось, дали разумный совет и собрали деньги, чтобы отвезти сына в Кёльн. Ну и мы тоже продали дачу с участком и тут же полетели. Оказалось, что заболевание это врождённое, что, спохватись мы раньше, могла бы помочь гормонотерапия. Но теперь только пересадка почки. И я, и Лена готовы отдать для сына и почки, и всё остальное!

25 лет отсрочки: Ярославу в Кёльне неплохо. Он ещё на родине научился говорить. «Мама», «папа», «больно» — первые три слова. И не теряет оптимизма. Несмотря ни на что. Даже на боль и мрак. Улыбается незнакомым людям, — говорит Антон. — И зубы у него пошли в полный рост, так что никаких задержек в развитии, чем нас пугали в России, нет. Вот смотрит нашего, отечест­венного «Винни-Пуха» и смеётся… «Карлсона» тоже любит и ещё мультик про пинг­винёнка Лоло… Ярослав уже большой. Он всё понимает, любит сладкое: например, немецкие пудинги, всякие кисломолочные блюда, рисовую кашу и протёртое яблочко.

Скоро выезжает в Германию и дедушка Ярослава. Он там нужен, поскольку захотел стать донором для своего внука. Дед отдаст внуку почку. Но заёмная почка, если даже от родственника, может работать примерно 25 лет, т. е. примерно до 2040 г. Говорят, к тому времени врачи победят и СПИД, и рак, и даже сумеют продлевать жизнь до 120 лет. Но до этого ещё надо дожить.

Мы с вами, возможно, и доживём, если не будет войны или на голову нам не свалится кирпич. А вот жизнь маленького Ярослава Гольцева зависит от внезапного перепада температуры или перепада напряжения в сети. На данный момент его родителям, чтобы вытащить изрезанного, исколотого, измученного операциями ребёнка обратно в нормальную жизнь, нужно 36 тыс. евро — цена среднего автомобиля. Давайте поможем славному малышу, который любит рисовую кашу и «Винни-Пуха»!

«АиФ» и фонд «Доброе сердце» начинают сбор 36 000 евро на лечение Ярослава Гольцева. Тем, кто хочет помочь: Теперь пожертвование можно отправить на наш счёт в Сбербанке: БФ «АиФ. Доброе сердце», номер сч. 40703810838090000738 в ОАО «Сбербанк России» (Москва), ИНН 7701619391, БИК 044525225, корсчёт 30101810400000000225. Назначение платежа: благотворительный взнос на программу «АиФ. Доброе сердце»(НДС не облагается).

Платежи принимаются без комиссии! Отправьте SMS на номер 7522, указав слово: доброе (пробел) сумма или номер 3116, указав: dobroe (пробел) сумма (пробел) имя подопечного или с помощью банковской карты через сайт aif.ru/dobroe. Тел.: (916) 941-41-12; (495) 623-61-87; 646-57-89 (доб. 4428). Сайт aif.ru/dobroe. Е-mail: dobroe@aif.ru