В Мире: Теперь в китайских соцсетях регистрируются только по паспорту

Поделиться

Поделиться




Теперь в китайских соцсетях регистрируются только по паспортуОдин аккаунт в одни руки. Постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей принял поправки к законодательству, которые значительно расширяют полномочия регуляторов, занимающихся фильтрацией «незаконного» контента. Теперь информацию, которую регуляторы сочтут вредной, можно будет удалить без каких-либо судебных процедур. Были документально оформлены уже действующие запреты регистрироваться под вымышленными именами, а также необходимость указывать паспортные данные при регистрации. Согласно последним поправкам, интернет-провайдеры обязаны предоставлять регуляторам личные данные по первому требованию, а это значит, что информация о любом пользователе (включая его местонахождение) может быть передана государственным органам без суда и следствия.

Это уже не первое ужесточение китайского законодательства в области Интернета — правительство Китая год за годом сужает «окно возможностей» для пользователей, количество которых в июле 2012 года превысило 538 миллионов. В марте 2009 года был заблокирован YouTubе, Facebook и Twitter. Регулярно пополняется реестр запрещённых сайтов, причём, помимо стандартных запретов вроде распространения порнографии, пропаганды экстремизма, наркомании или суицида, запрет также накладывается на сайты и страницы, содержащие критику государственной власти, Коммунистической партии Китая (КПК), а также высших должностных лиц.

В частности, в списки проекта «Золотой щит» (также известного как «Великий китайский фаерволл»), который занимается фильтрацией нежелательного контента, неоднократно попадал сайт интернет-энциклопедии Wikipedia по причине «некорректного» описания событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, а также сайты многих религиозных, философских и трансгуманистических течений.

Примером цензуры может послужить случай с трагической гибелью сына одного из высокопоставленных чиновников Лин Цзихуа. Обнажённое тело 23-летнего Лин Гу было обнаружено в искореженной Ferrari 438 Spider (стоимостью более 800 тыс. долларов) в компании двух обнажённых девушек. Вскоре после этого в Weibo, китайском аналоге Twitter был запрещён поиск по словам «Ferrari», «Лин Гу» и «принц Лин». Впрочем, пользователи Weibo давно привыкли к таким запретам и научились их обходить – так, во время скандала со снятием влиятельного чиновника Бо Силая со всех постов, они заменяли запрещённое имя самого Бо Силая «помидором», а председателя Госсовета Вэня Цзябао – «телепузиком». А, например, аккаунт известного китайского художника и диссидента Ая Вэйвэя просуществовал на Weibo лишь 2 часа (за это время на него успели подписаться более 10 тысяч человек) и был удалён без объяснения причин.

Вчерашние нововведения означают, что теперь для регистрации в социальной сети понадобится вводить паспортные данные. Хотя подобная практика в Китае распространена уже довольно давно, теперь она получила законодательное оформление. По похожему пути идёт Россия — например, для регистрации в популярной сети «Вконтакте» необходимо указать мобильный телефон, для получения которого, в свою очередь, необходимо указать паспортные данные.

Однако такая двухступенчатая схема включает в себя посредника в виде сотового оператора, что создаёт дополнительные сложности в поисках потенциальных нарушителей, к тому же телефон может быть оформлен на другого человека. Регистрация по паспортным данным вкупе с запретом никнеймов максимально облегчает задачу сотрудникам отделения по борьбе с киберпреступностью. В целом, конечной задачей является создание ситуации, при которой автора любого материала или даже комментария в Интернете можно было определить, отследить и, в случае необходимости, предъявить ему обвинения по соответствующей статье.

Несмотря на то, что, согласно резолюции ООН от 3 июня 2011 года, доступ в Интернет был признан одним из базовых прав человека, наступление на свободный Интернет во многих странах мира выходит на передний план по мере того, как всё больше и больше людей получают доступ к Всемирной паутине. Так, Барак Обама объявил борьбу с киберпреступностью одним из приоритетов национальной безопасности – особенную обеспокоенность у властей США вызывает деятельность Wikileaks, основатель которой Джулиан Ассандж недавно объявил с балкона эквадорского посольства о своём намерении опубликовать более миллиона секретных документов в 2013 году.

Напомним, главный информатор Wikileaks Брэдли Мэннинг в данный момент ожидает суда по 22-м статьям, включая «помощь противнику», максимальным наказанием за которую является смертная казнь. Россия здесь старается не отставать – с 14 августа 1989 года при Министерстве внутренних дел РФ действует так называемое управление «К», которое занимается борьбой с угрозами в киберпространстве. Тем не менее в Китае борьба с компьютерными преступлениями носит яркий идеологический подтекст, усилившийся после событий «арабской весны», в которой Facebook и Twitter сыграли важную роль для самоорганизации демонстрантов.

Несмотря на стабильно растущий ВВП, Китай страдает от множества внутренних проблем, главнейшие из которых: дифференциация доходов между богатыми и бедными, высокий уровень коррупции среди партийных чиновников, низкий авторитет КПК среди образованного населения, а также проблема сепаратизма в таких регионах как Тибет и Синьцзян-Уйгурский автономный округ. Для того, чтобы свести к минимуму возможное влияние на внутреннюю политику, власти Китая стараются поставить под контроль действия своих граждан не только в реальной жизни, но и в Интернете, которой всегда был зоной свободы высказываний и плюрализма мнений.

И не только в Интернете — не так давно из 300 тибетских монастырей были изъяты телевизоры и спутниковые каналы, которые, по мнению китайского руководства, создавали у тибетцев «неправильную картину происходящего». На сайтах газет и журналов, в сервисах микроблогов и социальных сетях сидят армии государственных блоггеров, оставляющих лестные комментарии, соответствующие партийной линии. В век информационных технологий полный запрет Интернета равносилен постройке по периметру границ огромной стены, за которой всё равно нельзя будет установить полный контроль – кто-то будет пытаться её перелезть, а кто-то – прорыть подкоп.

Куда изящнее и удобнее создать свой микромир, в котором погоду будут задавать государственные СМИ, а оплаченные государством же пользователи будут формировать правильное восприятие ежедневных новостей. В конце концов, Китаю пока ещё далеко до Северной Кореи, где вместо Интернета действует собственная закрытая сеть, вообще не имеющая связи с остальным миром.