Политика: Армия Донбасса наступает и кто в этом виноват?

Поделиться

Поделиться




Скоро мы все будем очень-очень виноваты. Гораздо сильнее, чем раньше. Во много раз. Догадываетесь, почему? Правильно! Потому что армия Донбасса наступает. Потому что через некоторое время дончане дожмут новые, образовавшиеся неделю назад котлы, и украинская армия уменьшится еще на треть. А потом Мариуполь. А потом Запорожье. Или Харьков. Или Одесса. Или Днепропетровск. Не все сразу, но постепенно будет все. И от украинской армии к исходу осени останутся неаппетитные остатки. И десять тысяч ветеранов, побывавших в плену или вышедших из окружений, ушедших через российскую границу, с ранениями и контузиями, просто отступивших и отказавшихся от продолжения войны, как это уже сделали некоторые украинские батальоны.

И кто в этом будет виноват? Конечно Россия! Больше-то некому. Нельзя же признать, что какие-то шахтеры победили целую украинскую армию. Могла ли это сделать кучка добровольцев? Конечно, нет. Там же 90% за Эдыну Украыну, если верить киевскому ТВ. А Киеву надо верить, он же не может врать. А как объяснить поражение целой украинской армии (когда-то 5-й по численности и вооружению в Европе) от кучки террористов? Только Россией. Россия — единственное пригодное для Киева объяснение.

И это объяснение — будет! Даже не сомневайтесь. Покажут еще одну группу русских десантников, нарушивших границу или что-нибудь еще, российский танк с российским флагом, колонну белых камазов, везущих снаряды в поддонах для яиц и так далее. И скажут, что виновата Россия. А западные СМИ дружно подпоют. Им же это и выгодно и приятно. Приятное с полезным.

Что характерно, самим европолитикам тоже надо как-то объяснить избирателям и друг другу, почему они поддерживали Киев. Не могут же в Европе и США признать, что они поддерживали клинических идиотов, которые устроили войну в собственной стране и бездарно прободали ее. Их же спросят собственные сенаторы, не расточительна ли для бюджета была такая поддержка? Эффективно ли было организовано расходование средств?

Тут самое главное даже не то, что Киев вел войну в своей стране — это много кто делает, главное — та эпическая бездарность, с которой эта война проводилась. Заявить о поддержке правительства, которое воюет с сепаратистами — еще можно. А заявлять о поддержке идиотов, теряющих 5-ю в Европе армию (пусть даже 5-ю в прошлом) самым безобразным образом, причем без объявления войны, в ходе полицейской (как ее называет Киев) операции…

Войны нет, а армия потеряна. Упс… и вдоль дороги мертвые с косами стоять… и тишина…
Точнее КаМАЗы. Белые. В греческом зале. И те русские.
Нельзя же такое признавать в открытую. Значит виновата Россия.

И на самом деле это нормально. Вернее не нормально, а норма. Такая в мире сложилась система. Причем уже давно. Мир не совершенен. Мир таков. В нашем мире если русские где-то отстаивают свои интересы — они виноваты. Русские правы только когда отступают. Если русские стоят на месте — значит их обязательно толкнут. И тогда только два варианта — либо русские должны отступить, либо они будут виноваты.

Если русских толкнули, а они не отступили — все равно виноваты. Виноваты в нарушении законов физики. Виноваты как столб, который стоит на чьей-то дороге. К этому надо просто привыкнуть. Таковы правила игры. Это не очень хорошая игра, но другой пока нет. Либо мы играем в эту игру, либо сдаемся.

Играем? Если играем — тогда надо просто заранее быть готовым к тому, что любой успех русских будет встречен не аплодисментами, а обвинениями. Просто готовимся к этому заранее и решаем, как мы на эти обвинения будем отвечать. Запретом ли польских яблок или отказом от Мистралей или каким-нибудь красивым разворотом самолета Лаврова над Атлантикой.

А можно вообще не отвечать. По принципу «собака лает — караван идет». Псаки говорит — Стрелков командует. И пусть моська лает на слона. Я понимаю, что лай мелкой шавки — это очень раздражает. Сам не люблю, когда на улице какая-нибудь вошь на поводке бегает по всей ширине дороги и заливается так, словно ее дом грабят. Но мы же не сворачиваем с маршрута, когда видим вдалеке мелкое четвероногое недоразумение, тявкающее по поводу и без.

А можно по-другому. Можно отвечать на все обвинения очередным наступлением. Обвиняете? Наступаем. Виноваты? Делаем шаг вперед. А что? Семь бед — один ответ. Обвиняете нас за поставку танков Донецку? Да черт с вами, мы к ним еще и боеприпасы добавим. Десять десантников перешли границу? Ай-яй-яй… еще прислать?

Хотите чтобы мы забрали из Донецка наших разведчиков? Да пожалуйста, только они команды наши не слушают, поэтому мы туда пошлем дивизию чтобы она урезонила батальон, вышедший из подчинения в прошлом месяце. Я вообще не понимаю, зачем надо было в мае комедию ломать. Почему технику Донецку нельзя было дать сразу. Все равно же техника в Донецке появилась и все равно Украина считает ее русской. Дали бы в мае — сохранили бы тысячу жизней и несколько сотен домов. А может быть и больше.

И самим украинцам было бы легче. Вот они несколько тысяч своих солдат положили, четыре месяца уже мучаются — ни победить не могут, ни проиграть достойно. А вошли бы русские войска, как в 2008-м в Осетию — и вопрос закрыт. Одним независимость, другим достойное поражение. Порошенко съел галстук, уехал в Вашингтон, в Киеве выбрали нового президента и начали налаживать жизнь. А там, лет через тридцать и с Донбассом помирились бы. Раньше-то теперь все равно не получится. Сейчас пока ветераны войны не состарятся — раздор не погаснет. Пока не вырастет новое поколение…

Если Россия виновата при любом невыгодном Киеву исходе (а выгодных Киеву исходов из ситуации в мае уже не было) — тогда наверное нужно было выбирать тот вариант, который выгоднее России. Который быстрее привел бы к нужному результату. Глядишь, к сентябрю уже и закончили бы.

И в Киеве состоялся бы очередной переворот. И новая власть начала бы за газ платить. И к зиме было бы отопление у украинцев. А то сейчас они войдут в зиму без газа — опять Россия будет виновата. И побегут в Россию беженцы уже не с одного Донбасса, а со всей Украины. Не полмиллиона будет, а миллионов пять.

А если еще и с продуктами начнутся перебои… помните, что такое голодомор? Это украинские начальники перестарались с коллективизацией, а кое-где и сами хозяева пожгли хлеб чтобы большевикам не досталось, а потом голодали. А виноваты русские. Хотя русских там померло не меньше украинцев. И не только на Украине, но и на Поволжье. А виноваты все равно русские. Причем уже 80 лет прошло, а украинцы все припоминают. Вот случится еще одна голодная зима — будут нам второй голодомор припоминать, еще лет сто.

А нам это надо? Вошли бы, быстро скормили галстуки кому следует, отделили русскую половину страны от украинской, одним выдали гуманитарку, другим кредит — все, готово, подписывай акт сдачи-приемки и живи дальше. И ругайте нас за вторжение. На здоровье! И за оккупацию. За них и так ругаете, ругайте уже не зря. Зато хотя бы второго голодомора не будет. И холодной зимы. И меньше беженцев в Россию. Пусть живут, где родились. А то у себя в Киеве не смогли жизнь наладить, теперь в Россию побегут со своими представлениями о прекрасном. Не так что ли? Быть виноватым — тоже надо уметь.

Дела шли плохо. Очень плохо. В городе по ночам уже стала слышна стрельба. Кто в кого стрелял, было непонятно. Охрана президента контролировала только его резиденцию. Гарнизон — пара батальонов — держал блок-посты в правительственном квартале. Но поговаривали, что среди командиров гарнизона есть настроения расходиться. За городом располагались несколько батальонов добровольцев, но будут ли они защищать город, никто не знал. Жители создали ополчение. Командиры ополченцев не подчинялись никому. Единого командования просто не существовало. Что они обсуждали между собой, как они собирались защищаться от русских — было непонятно.

Две бригады, которые оставались в подчинении у генштаба, сражались на подступах к городу. Хотя можно ли это называть сражением? Бригады были окружены. Попытки выйти из окружения заканчивались потерями, поэтому войска просто занимали свои позиции, которые время от времени обстреливались с разных сторон. Этакий беспокоящий огонь. И ни туда, ни сюда. Все ждали иностранную интервенцию. Но она постоянно откладывалась. На рейде стояли корабли НАТО.

На регулярных посиделках совета безопасности переливали из пустого в порожнее. Поиск решений напоминал попытки реанимировать труп. Никто уже ничем не командовал, просто собирали информацию разной степени достоверности и констатировали факты. На телевидение выдавались заявления, мало связанные с действительностью. Их уже никто и не слушал. Не только лишь все.

В разгар очередного совещания на улице послышалась стрельба, автоматные и пулеметные очереди, стреляли где-то совсем близко. Потом все стихло. В необычной тишине участники совета вернулись к обсуждению ситуации, но это продолжалось недолго. В коридоре послышались тяжелые шаги. Затем кто-то за дверью спросил: Здесь? Ему ответили: Здесь!

Дверь резко открылась и на пороге возник капитан. На рукаве у него был шеврон с русским триколором. Капитан окинул взглядом присутствующих и зычным голосом, не предполагающим ни малейших возражений, сказал — как отрезал, как передернул затвор, даже не сказал, а скомандовал: Виноват!