Политика: Россия и страны НАТО не смогли достигнуть договоренностей по противоракетной обороне

Поделиться

Поделиться




Россия и страны НАТО не смогли достигнуть договоренностей по противоракетной оборонеГлава МИДа Сергей Лавров, прибывший в Брюссель, сообщил, что Москва «изучает» последние предложения США о размещении элементов ПРО на Аляске и восточном побережье страны и готовится к дальнейшему диалогу. Европейские чиновники предпочитают отодвигать договоренности по ПРО на второй план и концентрироваться на уже существующих проектах совместной работы России и НАТО. Саммит Россия — НАТО, прошедший во вторник в Брюсселе, не смог разрешить главных противоречий, накопившихся в отношениях между Москвой и альянсом. Каких-либо договоренностей по вопросу о строительстве системы общеевропейской противоракетной обороны достигнуть не удалось. Тема останется в повестке взаимоотношений с Москвой, поскольку российская сторона в настоящее время пока еще изучает документы, переданные вашингтонскими дипломатами, сообщил журналистам глава российского МИДа Сергей Лавров.

«К диалогу мы готовы, но сотрудничество может быть только равноправным при четких, недвусмысленных гарантиях ненаправленности этого процесса против стран, находящихся в евроатлантической зоне. Поскольку угрозы, которые выдвигаются в качестве причин для создания ПРО, находятся за пределами Евроатлантики — об этом нам говорят, мы просим, чтобы гарантии соответствующие были сделаны», — вновь озвучил Лавров позицию Москвы.

Последние предложения, которые США направили российским дипломатам, касались новой стратегии Вашингтона в области ПРО. В конце марта глава американского оборонного ведомства Чак Хейгел объявил о пересмотре внешнеполитической стратегии страны из-за недавних испытаний ядерного оружия Северной Кореей. США намерены отказаться от размещения элементов ПРО в Восточной Европе и усилить присутствие в Тихоокеанском регионе. Для этого Вашингтон планирует усилить оснащение военных баз в Японии и на западном побережье Северной Америки — системами противоракетной обороны оснащены базы «Форт-Грили» на Аляске и «Ванденберг» в Калифорнии. Эти планы, по словам Лаврова, в Москве тоже внимательно изучают.

Глава российского МИДа подчеркнул, что размещение элементов противоракетной обороны остается «важным, принципиальным тестом на приверженность членов Совета Россия — НАТО принципам неделимости и безопасности». Генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен, комментируя итоги саммита и очередной раунд переговоров с Москвой, предпочел обойтись короткой дипломатичной формулировкой. «Одна из сфер, в которой мы продолжаем вести активный диалог, но пока достигли лишь скромных успехов, — это вопросы ПРО. Важно, что мы продолжаем работать над этим. У нас есть возможность перезарядить наш диалог, и нам стоит использовать ее», — сказал Расмуссен.

Высокопоставленные собеседники в НАТО также стараются не акцентировать внимание на зависших переговорах по ПРО. В Брюсселе устали от позиции Москвы, которая избегает участия в разработке ПРО на условиях альянса, но при этом отвергает любые встречные предложения. Мучительный процесс переговоров один из чиновников НАТО называет «несколькими годами разочарований». Несмотря на то что еще в 2010 году во время Лиссабонского саммита НАТО тогдашний президент России Дмитрий Медведев предложил совместно поработать над системой противоракетной обороны, Расмуссену по-прежнему приходится говорить о «скромных успехах».

О возможности позитивного решения проблемы в ближайшем будущем европейские чиновники говорят с видимым скепсисом. Но на словах они все еще выражают надежду на то, что рано или поздно переговоры будут иметь успех. Один из источников, говоря об отношениях Москвы и Брюсселя, выразил недоумение тем, что тема ПРО стала для российской стороны камнем преткновения. На уровне политических заявлений Россия постоянно демонстрирует жесткость; при этом на практическом уровне идет успешное сотрудничество между сторонами, рассуждает другой собеседник, полагая, что проблемы в переговорах по ПРО обусловлены исключительно тем, что эта тема приобрела политическую окраску.

Положительные примеры взаимодействия России и НАТО упоминали и во вторник в Брюсселе. Так, по словам Расмуссена, достигнута договоренность о начале второй фазы сотрудничества Москвы и стран Северо-Атлантического альянса по программе технического обслуживания вертолетов целевого фонда. В рамках этого проекта афганских пилотов обучают работе на российских вертолетах Ми-17 и Ми-35. На второй фазе работы афганских специалистов начнут обучать проведению медицинской эвакуации.

Сотрудничество по этому проекту стоило Москве $3,5 млн на первом этапе, пояснял «ОВести.Ru» один из источников в Брюсселе. Часть средств российская сторона инвестирует напрямую, часть идет на оплату трехмесячного обучения и проживания афганских специалистов на тренировочных базах в Новосибирске и других городах. На втором этапе, полагает источник, объем российских инвестиций может быть больше. Для Москвы работа по этому проекту служит гарантией дальнейших закупок Афганистаном российских вертолетов и запчастей к ним.

«Рособоронэкспорт» уже заключил с Пентагоном контракт на поставку 20 вертолетов Ми-17В5 для национальных сил безопасности Афганистана, что вызвало недовольство американских законодателей. Еще одно направление работы — сотрудничество в области противодействия терроризму — во вторник отметили как представители Брюсселя, так и российские дипломаты. «Мы поговорили подробно, откровенно о тех проблемах, которые сейчас нарастают и обостряются в сфере международной безопасности и которые затрагивают безопасность в нашем Евроатлантическом регионе, — рассказал Лавров по итогам встречи.

Угроза терроризма не спадает, и трагедия в Бостоне еще раз подтвердила, что говорить о победе над международным террористическим интернационалом пока еще не приходится. Говорили мы в этой связи о тех задачах, которые стоят перед саммитом Россия — НАТО: как с точки зрения углубления нашего политического диалога, так и с точки зрения практических действий, практических программ сотрудничества». Лавров посетовал, что проектов по сотрудничеству в области противодействия терроризму, по его мнению, пока «недостаточно».

Генсек НАТО, в свою очередь, рассказал журналистам, что в этом году будут запущены новые проекты по противодействию терроризму. «В июне мы будем впервые тестировать совместно разработанную технологию по обнаружению взрывчатых веществ в местах скопления граждан. Тест будет проводиться в метро в одной из европейских столиц. В сентябре будут проходить испытания системы, предотвращающей теракты на гражданских воздушных судах», — рассказал Расмуссен.

Как пояснил один из собеседников в Брюсселе, речь идет о проекте STANDEX, в рамках которого создается система обнаружения самодельных взрывных устройств в местах скопления граждан (среди прочего это вокзалы, станции метро и аэропорты). Первые испытания системы состоятся 3 июня в Париже, второй этап тестирования пройдет в Санкт-Петербурге, рассказал источник, не называя дату предстоящих испытаний в России. «У нас огромнейший потенциал для совместной работы, — уверен один из собеседников в НАТО. Но парадокс в чем состоит. Пока все эти вещи делаются на таком неполитическом, а практическом уровне, — все нормально, а на политическом уровне вы сами знаете, какая риторика».