Общество: Возрождение «Артека»

Поделиться

Поделиться




Возрождение «Артека»Сергей Лавров и Джон Керри 14 марта провели переговоры в Лондоне. Разногласия — и серьезные — сохранились, но встреча все же, по словам Лаврова, была полезной. Пока идут дипломатические бои, Крым уже живет по-настоящему своей жизнью. Не так уж их, оказывается, избаловало море, чтобы они забыли, как оборонять его берега, — Крым впервые за 70 лет в канун курортного сезона расчехляет не пляжные зонтики и лодки, а стволы и приклады. Коктебель — край голубых холмов, богемы. Его воздухом дышал Айвазовский. Вольный город, который еще недавно никто бы не заставил поднять какой угодно флаг. Но киевский Майдан каждого поставил перед выбором, и этот выбор требует защиты. Киев вынудил Мекку художников и поэтов вспомнить, что это еще и край охотников.

Шторм с Запада, родившийся в сотнях километрах от родины Айвазовского, разбился о причалы Феодосии и Севастополя, Евпатории и Ялты, но по пути успел смыть цвета, которые так и не прижились на этих берегах, а заодно и границу, которой отметить 25-летний юбилей, похоже, не придется. Крохотный пролив два полуострова — Таманский и Керченский — навсегда так и не разделил. Цистерны и вагоны забивают грузовые паромы под завязку, а пассажирские порожняком не ходят ни в одну, ни в другую сторону даже сейчас, как бы ни пугал Киев.

Город-Герой Керчь 23 года назад стал пограничным украинским, но история, вероятно, готовит очередной поворот в его судьбе. Географией созданы идеальные ворота, через которые России предстоит возвращаться в Крым. Керченский пролив. От берега до берега — 4 километра. Единственная связующая нить, если не считать воздуха, — это паромная переправа.

Один из мостов простоял меньше четырех месяцев — не выдержал шторма и ледохода, и с февраля 1945-го его новые варианты — в сотнях чертежей. Но и только. Думали о тоннеле под проливом или как одну часть трассы увести под воду, другую протянуть над… В итоге решили, что мост приподнимут над морем на 60 метров, чтобы суда проходили. Он будет с четырьмя автомобильными полосами и железнодорожной веткой, как бы ни сопротивлялась природа.

Быстро придется строить водоводы и протягивать линии элетропередач. Союз, и не думавший о распаде, привязал свой подарок — Крым — к Украине настолько, что энергетическая блокада полуострова возможна. Давно отказались от идеи АЭС. Свое электричество здесь производят только солнечные батареи и лопасти ветряков. Десятая часть от потребностей Крыма. Вода для орошения полей идет по Северо-Крымскому каналу и тоже из-за перешейка. И тут Керчь опять способна помочь.

«У нас будет водовод со стороны Кубани», — отметил председатель Комитета по водохозяйственному строительству Крыма Игорь Вайль. Это на крайний случай. И без канала у полуострова есть ресурс. Просто Украине, которой зерновые стали выгоднее традиционных для Крыма культур, построенные при Союзе водохранилища были ни к чему. Тысячи тонн их воды сейчас сбрасывают просто так в реки. Какую безопасность Крым себе точно обеспечил, так это продовольственную. Разве что молока, сахара и растительного масла дефицит, во всем остальном полуостров — настоящая автономия. Еще и вина экспортер. Лоза здесь плодоносит сорок лет, как нигде в мире больше.

Визитная карточка Крыма — вина завода «Массандра», который линию остановил лишь однажды, в 1941-м, когда в Ялту вошли нацисты. А в этом январе здесь даже не запаниковали, когда аграрное министерство в Киеве захватили боевики. Украинская столица давно не главный заказчик продукции, половина которой идет в Россию. А скоро, наверное, она и экспортом считаться не будет. Завод теперь — в прямом подчинении у Симферополя.

Но не это главный удар по Украине. У Крыма есть ответ на возможную энергоблокаду — газ. Больше полутора миллиардов кубометров в год. Почти все, что добывала Незалежная у себя. И все это здесь. Так что если экономическая война случится, Киеву она будет стоить слишком дорого. «Черноморнефтегаз» крымские власти национализировали, а скоро под их управления переходит жемчужина всего Советского Союза — «Артек».

Мечта любого ребенка, рожденного в СССР с далекого 1924-го, когда у Медведь-горы появились первые четыре палатки. Рай советской пионерии. Среди пальм и кипарисов. В аллеях у свежих корпусов «Артек» современный сохранил остатки мозаики — той, что о дружбе всех во всем мире. Сергей Боровик, вожатый дружины «Лазурная», третий месяц бродит по пустым набережным «Артека» — работы нет. В отпуск отправила революция. Кто же в такие времена от себя оторвет ребенка, когда в Киеве даже парламент от захвата не уберегли, а тут по безоружному вахтеру на каждый въезд?

Понятно, что это давно не всесоюзный лагерь, а международный детский центр, куда путевка дается не за заслуги перед пионерией, а продается за деньги — тысячу долларов за смену. И ржавеет когда-то знаменитая стела дружбы и беседка, где писали письма пионерам будущего, — под замком, Но как без традиций?! А они все те же — из времен единой страны.

Крыму еще много чего выводить из-под подчинения Киеву. Более менее прорисовываются перспективы химзаводов Дмитрия Фирташа — ему не до них, из тюрьмы бы выбраться. Но если и получится, с инспекцией хозяйства просто так не нагрянуть. Ирония судьбы: крымский содовый завод олигарха — в считаных километрах от Перекопа, а там уже пограничный пост новой республики.