Общество: Чьи интересы защищают экологические НКО

Поделиться

Поделиться




Список «иностранных агентов» расширяется. Сегодня реестр включает больше полусотни организаций. На прошедшей неделе внесение в реестр «иностранных агентов» ряда экологических НКО окончилось скандалом. Защитники природы заявляют, что власти оказывают на них давление и ограждают внимание общественности от бедственного положения природы. При внимательном рассмотрении ситуация оказывается сложнее, чем кажется. Закон об НКО был принят в 2012 году. Согласно документу, статус «иностранного агента» получают организации, финансируемые из-за рубежа и занимающиеся деятельностью в целях воздействия на политику государства. В законе также указано, что работа в сфере науки, здравоохранения и охраны природы такой деятельностью не является. В чем же причина внесения экологов в список «иностранных агентов» и почему реакция на привычный на западе термин оказывается такой болезненной?

Не секрет, что экологические НКО, распространившиеся по территории СНГ, получают из-за границы весомую часть своих бюджетов. К примеру, председатель совета одной из старейших природоохранных организаций России – «Сибэкоцентра», на днях названной «иностранным агентом», подтвердил, что НКО получает деньги, в том числе, по программам развития ООН. Другая организация, «Эко-согласие», публикует логотип голландских спонсоров на обложке собственной презентации: российский бизнес вкладывается в подобные проекты неохотно.

Обратимся к политической составляющей. Как было сказано, научная и природоохранная деятельность не являются причинами для внесения НКО в список «иностранных агентов». Причина появляется, когда деятельность экологов направлена против государства и лоббирует интересы иностранного капитала. К сожалению, таких примеров хватает. Упомянутый «Сибэкоцентр» попал в список за распространение заметок о бурении нефти на арктическом шельфе. Речь идет не столько о защите природы, сколько о выгораживании «чужих» интересов в ущерб национальным интересам страны.

Другой пример тянется из середины нулевых. НКО «Эко-Согласие» засветилась в ряде политических мероприятий, направленных на запрет использования в России хризотилового асбеста. Стоит отметить, что в то время в Европе шла активная кампания по борьбе с аналогом этого минерала – амфиболовым асбестом, который оказался вреден для здоровья.

Не имея собственной сырьевой базы для производства дешевых материалов, ЕС «под шумок» запретил у себя все виды асбеста, в том числе и хризотил, используемый в России, СНГ и других странах более 100 лет. Переориентация глобальных рынков на более дорогие ресурсы сулила многомиллиардные прибыли, и антиасбестовая кампания распространилась на весь мир. Научные данные и материалы исследований хризотилового асбеста, проводимые в СССР в течение 70 лет не заинтересовали никого.

Вернемся к сегодняшнему дню. Чем же грозит статус «иностранных агентов»? По словам координатора программы по экологическому законодательству Всемирного фонда дикой природы Екатерины Хмелевой, «кроме негативного отношения, которое вызывает в менталитете бывшего советского человека слово «иностранный агент», организация обязана определенным образом отчитываться и публиковать на всех своих изданиях уведомления о том, что организация, выполняет функции иностранного агента».

Согласитесь, это не прибавит хороших эмоций в глазах наших соотечественников при прочтении такой литературы. Учитывая наглядную афиллированность многих экологических НКО с западными капиталами, подобная формулировка была бы полезной, чтобы граждане России могли отделять вредительство от заботы о природе.