Общество: В России будет создан компенсационный фонд для туристов

Поделиться

Поделиться




В России будет создан компенсационный фонд для туристовЭто делается для защиты россиян, которых банкротство туроператора застало за рубежом. Так случалось не раз и при этом наши соотечественники просто не знали к кому обращаться, когда их выставляли из отелей. Теперь турфирмы должны будут заранее внести деньги на подобные – экстренные нужды. Несостоявшийся отпуск Любы Марусенковой – это февраль 2012 года. Прошло уже восемь месяцев, а девушка до сих пор не может вернуть все свои деньги, которые она отдала Ланта-Тур за незабываемую поездку на Гоа. Процедура возврата слишком сложная, говорит она, и только самые стойкие туристы всё еще - обращаются, пишут, судятся. Любовь Марусенкова: «В августе мне отдали исполнительный лист, и пока я пыталась найти приставов, так как официальная информация на сайте не соответствовала фактической, Ланта-тур обанкротилась, 28 сентября признали их банкротами, теперь надо писать заявление, чтобы выплатили деньги, как пострадавшей в третьем порядке, вот так вот».

Вадим Алёшин, например, потерял тогда 260 тысяч рублей, правда, как туристический агент. Он тоже купил у Ланта-Тур путевки на Гоа, но его туристы не бегали по судам, – посредник взял на себя всю материальную ответственность. Вадим Алёшин, генеральный директор туристической фирмы: «Я полностью им все оплатил, и через три часа фирма Ланта-тур перестала существовать, – ночью, в пятницу, – это любимая традиция рушащихся туроператоров». По новому закону, туроператоры заранее должны обеспечить экстренную помощь туристам. Тем, кто оказался заграницей именно в момент банкротства. Для этого власти создали новое объединение и специальный денежный фонд.

Олег Мосеев, директор общероссийского объединения туроператоров в сфере туризма Ростурпомощь: «Оперативная организационная деятельность и компенсационный фонд – это два разных взноса, который должен платить туроператор, работающий в сфере выездного туризма, если говорить об экстренной помощи, то он составляет 0,1 процент от объема годовой реализации туроператора». Чиновники говорят, в Европе уже давно существует нечто подобное. И деньги, которые изначально должен внести туроператор, – не такие уж большие, – установленный минимум, - 100 тысяч рублей. Это как членский взнос.

В новое объединение представители туристического бизнеса обязаны вступить до 4 ноября. Наверное, для путешественников это неплохо, – еще одна возможная гарантия в экстренном случае. По идее, если оператор – вдруг обанкротился, туристы смогут немедленно вернуться домой за счет средств этого специального фонда или уехать самостоятельно, а потом получить компенсацию. Без судебных разбирательств. Вадиму Алёшину и тут не повезло. Сейчас он – в окопе туроператоров. Это лучше, чем быть просто агентом, признается предприниматель, но теперь его фирма как будто между двух огней.

Вадим Алёшин, генеральный директор туристической фирмы: «Сама идея этого фонда, – сомнительна, потому что получается, что мы перекладываем на себя чужие риски, к тому же фонд организован примерно на 215 миллионов, – это не так много. Сто тысяч с оператора – это очень тяжелое бремя, которое ляжет все равно на плечи туристов, т.е. всю сумму я заложу в будущие продажи, все цены будут на какую-то сумму подняты». Более крупные игроки рынка одобряют идею создания такого фонда, но сомневаются в скорости принятия решений. Ведь вернуться домой, – это не единственная проблема туриста. Практика показывает, – он может стать заложником отеля или оказаться на улице.

Владимир Дорофеев, генеральный директор туристической фирмы: «Если хотельер говорит, что за туриста Иванова нужно заплатить 1 тысячу долларов, то, чтобы Ростурпомощь заплатила эти деньги, – они все равно должны выяснить, а действительно ли это так или нет, а тысячу долларов или двести. В это время турист будет сидеть и ждать». Эксперты говорят, финансовые гарантии от туроператора и страховщика, – это хорошо, но в экстренном случае – ответственность все же должно брать на себя государство. Только его гарантии спасут туриста от неприятностей за рубежом, и от бюрократии – на родине.