Политика: Над Донбассом вообще не сбивали Боинг рейса МН-17 — это провокация США

Поделиться

Поделиться




О катастрофе «Боинга-777» рейса МН-17 в небе над Донбассом, незамедлительно и бездоказательно обвинили Россию и Ополченцев, которые ведут борьбу с фашистской хунтой Киева. А, был-ли «Боинг-777» рейса МН-17 на самом деле? Или это обломки утилизированного ранее самолёта и тела, якобы погибших, сброшенные транспортным самолетом? В этом мы попытаемся разобраться, дальнейшее накопление надежных фактов и доказательств, заканчивается выводом, что над Донбассом вообще никто не сбивал никакой пассажирский самолет. Эта версия соответственно переходит в еще две: в мою, согласно которой обломки и тела сброшены транспортным самолетом, и версию, по которой обломки завезли ополченцы. Кстати, вторая версия хорошо обоснована предметными фактами – фото и видеоматериалами и техническими данными, я эти факты использую и для своей версии.

Но превращение не имеющих оружия прикрыть небо над головой романтиков-ополченцев во всемогущих жидомасонов, орудующих во всех концах мира, скажем, с авиарейсами в Амстердаме или самолетами в Малайзии, кажется мне избыточно смелым. Однако, как только исследователи приходят к мысли, что рейс МН-17 не погиб в Донбассе, перед ними встает неразрешимый вопрос – для чего преступникам потребовался такой огромный самолет (и даже два, если учесть Боинг, пропавший в Индийском 8 марта)?

Если бы пропала одна машина, то тогда можно было бы предположить, что преступникам нужен был не сам самолет, а человек на борту, имеющий важную информацию. Скажем, номера счетов и пароли доступа к ним. Но считать, что такие люди были сразу на двух рейсах одной и той же авиакомпании? Приходится отложить сам вопрос до выяснения действительной судьбы двух «Боингов-777» компании «Malaysia Airlines». А сейчас заняться тем, чем есть возможность заняться, — уточнением фактов того, что самолет рейса МН-17 не был сбит.

И в данной статье я займусь вопросом, развалился ли самолет в воздухе или его катастрофа на Донбассе сымитирована? Ведь пособники преступников утверждают, что раз в обломках «шпангоуты и обшивка именно рваные, и нет никаких аккуратных разрезов», то самолет развалился в воздухе. Но кто вам сказал, что при утилизации самолетов на земле делают аккуратные разрезы? Только дураку придет в голову 100-200 тонн будущего металлолома резать болгаркой или ножовкой по металлу, да еще и под линейку.

Да, обломки на Донбассе в основном лежат несколькими компактными кучками, в которых единичные фрагменты редко превышают даже в длину 3-4 метра. Причем, в основном это части каркаса самолета с оставшимися приклепанными к каркасу листами обшивки. Их размеры таковы, что речь нужно вести не о развалившемся самолете, а о раздробленном самолете. Поэтому обсудим вот это раздробление самолета в воздухе от каких-то причин на мелкие куски – возможно ли такое?

Причины крушения: Конструкция истребителя или пикирующего бомбардировщика предусматривает для этих самолетов очень большие нагрузки на крылья и фюзеляж при пикированиях и крутых виражах, и, соответственно, эти самолеты собираются из балок и листов заведомо больших сечений (и более тяжелых), чтобы такие нагрузки выдержать. (Надо писать «шпангоутов» и «стрингеров», но я не буду умничать и везде буду писать «балок», имея в виду все профили проката от уголка до Z-образного).

Однако пассажирские самолеты не обязаны входить и выходить из пике, не обязаны делать крутые виражи (повороты) или «мертвую петлю». Строить пассажирские самолеты очень прочными (тяжелыми) глупо, поскольку они будут неэкономичными – будут брать мало пассажиров и грузов, и летать на небольшие расстояния. Пассажирским самолетам полагается ровненько взлететь, ровненько пролететь, ровненько сесть безо всяких там фигур высшего пилотажа. Поскольку пассажирский самолет может развалиться, если вдруг выполнит очень резкий маневр. Такие случаи были.

Скажем, у самолета на крыльях есть закрылки, которые выпускаются во время взлета, чтобы увеличить подъемную силу крыла. Эта сила, действующая на крылья, зависит от скорости самолета, а при взлете скорость не высока, поэтому места крепления крыльев к фюзеляжу способны эту силу выдержать. Но был случай, когда у летящего на крейсерской скорости Ту вдруг вышли закрылки. Подъемная сила крыльев резко возросла выше пределов, на которые было рассчитано их крепление к фюзеляжу, и крылья оторвались.

Однако при таких авариях самолет развалится на крупные фрагменты и крупными фрагментами упадет на землю. Грубо говоря – самолет сломается, как вы руками сломаете игрушечный пластмассовый самолет. Кстати, есть версия, что в систему управления малазийского «Боинга-777» рейса МН-17 минуя летчиков был послан с земли или спутника сигнал на резкий маневр, что и привело к его разрушению. Но то, что на земле лежат не разломанные куски самолета, а его раздробленные кусочки, делает и эту версию сомнительной.

Теперь о разрушении самолета взрывом. Сначала внешним – ракетой. Самолет – это каркас из балок, поверх которых приклепаны дюралевые листы обшивки. Это и держит всю конструкцию вместе. При внешнем взрыве, самолет, прежде всего, поразят сотни и тысячи заранее подготовленных осколков боевой части ракеты – шариков или роликов, или призмочек небольшого размера. Их задача — перебить системы управления самолетом (поразить экипаж), вывести из строя двигатели и перебить балки конструкции самолета, ослабив их этим, а это ослабление балок вызовет их разрыв и разрушение конструкции самолета.

Но поражающие элементы малы – они могут вызвать ослабление десятка балок, но не могут порубить эти балки на куски, скажем, в два метра. То есть, и пораженный осколками самолет в худшем случае разломается на два-три фрагмента, которые и будут падать на землю. Далее, ракета взрывается максимум в двух десятка метров от самолета, поэтому на корпус самолета воздействует и высокое давление взрывной волны.

При этом, сторона фюзеляжа в месте наибольшего давления взрывной волны должна вжаться внутрь фюзеляжа, фюзеляж в этом месте сложится и разломается, но, опять таки, на две части с некоторым количеством более мелких обломков из той части фюзеляжа, на которую пришелся удар взрывной волны. Если взрыв обломит и крылья, то тогда самолет разломится на несколько крупных частей, которые и упадут на землю. То есть, поражение самолета ракетой тоже не может привести к раздроблению его фюзеляжа на мелкие части. Механика процесса разрушения материалов этого не позволяет.

Наконец, взрыв внутри самолета. Мина будет заложена в какой-то одной части его фюзеляжа, и в месте взрыва ударная волна перебьет балки и сорвет с заклепок листы обшивки. Образуется дыра и фюзеляж в этом месте разломится, но, опять таки, на две части, правда, со множеством кусков балок и оторванных листов из места, близкого к расположению мины.

Взрыв мины в багажном отделении «Боинга-747» над Локерби, перебил снизу балки фюзеляжа носовой части самолета и вывел из строя систему управления, рули перевели машину в крутое пике. Носовая часть фюзеляжа потоком воздуха загнулась — её задрало вверх и развернуло в сторону хвостовой части. Далее она совсем оторвалась и отлетела назад и сбила третий двигатель. Основная часть фюзеляжа перешла в отвесное падение с работающими двигателями и неработающими рулями, и при таком пикировании фюзеляж развалился еще на несколько частей. И только! Самолет не раздробился на мелкие части, как мы это видим на Донбассе.

Вообще, при повышении внутри самолета давления (при взрыве внутри фюзеляжа), первой должна прижаться к листам обшивки внутренняя обивка салона, затем должны быть сорваны листы обшивки с заклепок, а уж затем разрушаться балки. Ведь площадь, которой балки воспринимают ударную волну по отношению к сечению балок, на порядки меньше площади, которой воспринимают ударную волну внутренняя обивка и листы обшивки, удерживаемые не сечением листа, а всего лишь заклепками.

А мы видим на обломках в Донбассе практически полное отсутствие внутренней обивки и целые заклепки на подавляющем большинстве обломков, мало этого, на части обломков видно, что и обивка отодрана не наружу, а внутрь салона. Мы видим целостность соединений балок и листов! Лежат относительно мелкие куски балочного набора фюзеляжа вместе с листами обшивки, и с заклепок даже краска не слетела.

То есть, разрыв конструкции самолета на куски проходил не от давления изнутри на всю поверхность фюзеляжа (от взрыва или от набегающего потока воздуха при падении) и не от взрыва вне самолета, а от сил, приложенных ТОЛЬКО В МЕСТАХ РАЗДЕЛЕНИЯ конструкции самолета на части.
Понимаете, такое раздробление самолета на мелкие, но целостные фрагменты должно иметь четко сформулированное физическое объяснение, а не общее бла-бла-бла – «керосин в баках сдетонировал». Просто обидно становится за авиастроителей, которые, по мнению этих балаболов, делают самолеты, способные развалиться на мелкие куски без видимых причин.

Над Донбассом вообще не сбивали Боинг рейса МН-17 — это провокация СШАЧем раздроблен: То есть, корпус самолета разделяется на части вот такой машиной. Теперь о конструкционном материале самолета. Есть материалы мягкие — та же малоуглеродистая или отожженная сталь, или алюминий. Если их растягивать, то металл сначала «потечет» — начнет растягиваться и сужаться. Поэтому места разрушения будут как бы заостренные. Но основной конструкционный материал самолета – дюралюминий – очень прочен и упруг, при разрыве, да и при срезе, он не будет «течь», он, скажем образно, лопнет в местах своего наименьшего сечения. Поэтому не правы те, кто перпендикулярность плоскости места разрыва принимает за разрез механическим инструментом. Нет, это разрыв дюралюминия, но под воздействием своеобразного инструмента.

Что бы понять, откуда появились куски Боинга в Донбассе, надо посмотреть, как утилизируют старые или потерпевшие аварию самолеты. Вот два коротких ролика, правда, нужного нам там не много.


Над Донбассом вообще не сбивали Боинг рейса МН-17 — это провокация СШАНад Донбассом вообще не сбивали Боинг рейса МН-17 — это провокация СШАЧто мы видим в Донбассе: Вот фирма (на фото слева), занимающаяся утилизацией самолетов, в своей рекламе показывает, что остается от самолета у нее на складе. Сильно ли отличаются эти фрагменты самолета на этом складе от фрагментов Боинга в Донбассе? Давайте глянем на фрагменты Боинга в степях Новороссии.

Скажем, этого, что на фото справа? Вывод очевиден — это работа клещей гидроножниц при разборке самолета для его утилизации.

Над Донбассом вообще не сбивали Боинг рейса МН-17 — это провокация СШАИ, наконец, вот достаточно четкое фото среза. Само по себе удивляет такое повреждение уголка. Невозможно придумать силу, кроме силы машины, которая вот так бы взяла и отщипнула у этого уголка кусок полки. Но матовая поверхность зерен металла, образующаяся при разрыве металла, видна только вверху, а в середине поверхность повреждения блестит – зерна заглажены скольжением лезвия инструмента. Причем, от квадратного выступа вниз на срезе видны и борозды поперек уголка и даже заусеницы.

То есть, гидроножницы в этом месте часть полки уголка «откусили», а остальную часть от него отодрали.

Подведём итог: Обломки «Боинга-777» на Донбассе представляют собою небольшие фрагменты, получаемые после разделки корпуса самолетов для его утилизации. Характер обломков и следы режущего инструмента приводят к выводу, что в качестве рабочего инструмента применялись гидроножницы. Поскольку трудно предположить, что стюардессы рейса МН-17 в воздухе разделывали гидроножницами свой самолет на части, то автоматически приходим к выводу, что в Донбассе лежат обломки не рейса МН-17.