Экономика: Почему рубль так катастрофически упал

Поделиться

Поделиться




Больше всего последствий резкого падения рубля опасаются в союзных республиках, в частности в Казахстане, откуда за любыми событиями в России традиционно наблюдают крайне внимательно. В феврале нынешнего года республика сама прошла через шоковую девальвацию тенге, после чего национальная валюта Казахстана похудела на четверть.Тогда обвал тенге объясняли в том числе и мягким ослаблением рубля. Нетрудно догадаться, что «черный вторник» в России вызвал в республике сильное брожение умов. Некоторые эксперты высказываются по этому поводу предельно ясно: в частности, казахстанский экономист Петр Своик объясняет события в России тем, что ей объявили войну. Что же, на ваш взгляд, произошло в России? Почему рубль так катастрофически упал?

Своик: То, что произошло, нельзя назвать катастрофой, но это крупнейшее поражение. Тут следует оговориться, что экономические санкции и охлаждение отношений между Россией и Западом — это не из-за Крыма и не из-за Донецка или Луганска. Это только поводы, и не более. России объявлена война. Причем война принципиальная и до победного конца.

Что вы подразумеваете под победным концом?

Свержение Владимира Путина и установление в России режима как минимум либерального правительства типа Ходорковского-Кудрина. А как максимум — разделение России на несколько европейского типа парламентских государств. Понятно, что все, что сейчас происходит, направлено именно на такое переформатирование России. Это не экономическая, а политическая война, причем мирового масштаба. И Путин, ввязавшись в эту войну как политический лидер бывшей империи (которая не забыла, что была когда-то империей), безусловно, находится в выигрышном положении перед своим народом, так как является частью этого народа, который хочет вернуть свою империю и который воодушевлен и Крымом, и юго-востоком Украины.

Поэтому Путин — безусловно, лидер. Но Путин одновременно является главой экономики России и экономического истеблишмента России. А экономика России колониальная и придаточная, с метрополией в Лондоне и Вашингтоне. Из чего состоит экономика России? Из экспорта сырья в Европу — газ, нефть, металлы. При этом вдогонку за материальным экспортом идет и валютная выручка от продажи этого сырья — она также уходит на Запад. Далее — западный ретейл. И потребительский, и производственный рынок России в серьезной степени завязан на западные промышленные и потребительские товары. Третье — финансовый ретейл.

Внешние кредитные и инвестиционные инструменты работают на закрепление придаточности российской экономики. И когда Путин вступил в войну с Западом, он, имея прозападную экономическую опору, начал терпеть поражение. К примеру, то, что сделало назначенное Путиным руководство Центробанка, соответствует тому, что сделал бы западный штаб по противодействию России.

А что сделал бы Запад для этого?

Во-первых, надо было опустить цены на нефть. И это было сделано. Причем извне. То есть тут Россия ни при чем. Это смогли сделать без ее участия. Во-вторых, надо было опустить рубль. Но это сделать без участия России было бы невозможно. И Россия сама поставила во главе Центробанка Эльвиру Набиуллину — совершенно незамутненную, абсолютно искреннюю либералку, которая не является ни засланцем, ни предательницей. Она просто свято верит в либеральные монетарные догмы.

Набиуллина объявила свободно плавающий курс рубля, причем с согласия всего правящего класса. Ни премьер Медведев, ни один из министров не возмутился этим — мол, отправьте ее в отставку. Они просто с этим согласились. И свободно плавающий рубль пошел ко дну. Я бы хотел подчеркнуть — обвалили рубль не Обама с Меркель. Это сделала российская экономика.

К чему это приведет?

В ближайшие месяцы все цены в России, завязанные на импорте, подтянутся к девальвированной стоимости рубля. Цены повысятся если не в два раза, то раза в полтора точно. Соответственно, правительству придется делать какие-то бюджетные компенсации социально уязвимым слоям населения, чтобы не потерять окончательно доверие народа. Но это все пойдет в отстающем режиме, и ситуация в России будет ухудшаться и в экономическом, и в политическом плане. И так примерно с полгода. Но зато российским властям нашлось теперь занятие — компенсировать и сглаживать потери от устроенной ими же девальвации.

Кстати, в конце этой девальвации госпожа Набиуллина поставила жирную точку, которую можно сравнить с контрольным выстрелом в лоб, — она подняла до невероятных высот процентную ставку. Если это было сделано для того, чтобы российский экономический истеблишмент не топил рубль дальше, — то может, это и правильно. Но с точки зрения национальных инвестиций, это выстрел в лоб. Мало того что российское правительство весь следующий год будет расхлебывать последствия девальвации, так ему еще придется топтаться на месте из-за отсутствия источников роста экономики.

Если предпринятые правительством действия неправильны, то что следовало сделать?

Надо было превратить внешние экономические зависимости в плюсы. Пример: если сейчас экономика России драматически зависит от экспорта сырья, то следовало эту зависимость изменить таким образом, чтобы получатели сырья зависели от его объемов и стоимости. Чтобы не Россия, поставляя ту же нефть на мировой рынок, переживала за ее стоимость, а чтобы она регулировала этот рынок, продавая столько, сколько нужно.

Как этого можно добиться?

Тут есть два принципиальных момента. Первый: полная фиксация курса рубля к валюте внешнеэкономических операций, то есть к доллару. Взять десятидюймовые гвозди и прибить курс рубля к курсу доллара, чтобы исключить всякую мысль о том, что можно сыграть на колебаниях курса. Второй: помимо банковского и коммерческого кредитования создать систему государственного инвестирования и кредитования, направленного на финансирование внутренней инфраструктуры — сельского хозяйства, промышленности и так далее. Но мог ли Путин сделать это сейчас? Наверняка нет!

Он не может все и всех сразу поменять, потому что менять ему особо не на кого. Речь идет не о том, чтобы убрать Набиуллину, а о том, что Набиуллина — это то же самое, что и Дмитрий Медведев, и Антон Силуанов, и Алексей Улюкаев, и Игорь Шувалов, и Аркадий Дворкович, и прочие. Региональные элиты пронизаны рыночным либерализмом настолько, что на их основе выстроить национально ориентированную политику невозможно.

Поставил ли Путин Набиуллину, искренне веря, что она специалист, или он ее поставил с тем, чтобы подставить — в любом случае колониальность российской экономики должна капитально просесть. Надо продемонстрировать и себе, и всем окружающим, что такая экономика не только несостоятельна, но и прямо вредна. Этот процесс в России сейчас и происходит. Но для того чтобы начался новый экономический цикл, необходим новый политический процесс. Ведь проблема даже не в том, что у Путина нет кадров для проведения другой политики, у него нет политических институтов, благодаря которым эти кадры могли бы подняться.

Та же российская Дума, с точки зрения внешней политики, абсолютно пропутинская, но с точки зрения колониальной экономики — она в большой степени пронизана лондонскими интересами. Поэтому, хочешь не хочешь, но экономические проблемы в России будут усугубляться. По всей видимости, Путину придется проводить политическую реформу и формировать такую Думу, которая сможет оказывать ему в экономическом плане такую же всестороннюю поддержку, что и в политическом плане.

Когда это произойдет?

Думаю, нескоро. Придется получить еще несколько экономических поражений, может быть, чуть меньших по масштабу, чем нынешние, которые устроили Набиуллина и Медведев. И только после этого начнется что-то другое. Еще раз повторюсь: идет политическая война. И она продлится до тех пор, пока либо Путин не уйдет в отставку, либо Россия не распадется на несколько государств, лояльных к Западу. Естественно, ни о какой евразийской интеграции в таком случае не может и быть и речи.

Кстати, хочу сказать, что Нурсултан Назарбаев все это отлично понимает и у него нет никакой другой стратегии, кроме как наблюдать, а затем примкнуть к тому вектору, который обозначится по итогам всех этих событий. Поэтому мы пока находимся в выжидательной позиции, а тенге будет твердо держать свой курс. Но Путина свалить не удастся. Наоборот, нынешний рублевый апокалипсис только приближает такой перелом в российской монетарной, торговой и промышленной политике, который бумерангом запустит все санкции против их организаторов.

Как все это отразится на Казахстане?

Для нас то, что происходит в России, — не меньшее потрясение, чем для самих россиян. И у нас настроения близки к паническим — все ждут девальвации. Однако материальных причин для этого нет. Отрицательное сальдо торгового баланса Казахстана с Россией, которое было все эти годы (от минус 13 до минус 12 миллиардов долларов не в пользу Казахстана), в случае резкого проседания рубля изменится не сильно, причем опять-таки не в пользу Казахстана. Дополнительное проседание рубля увеличит сальдо на полмиллиарда-миллиард долларов. Это с точки зрения резервов Казахстана — сущие копейки.

И удержать курс тенге при таком проседании торгового баланса не составит труда. То есть никакой девальвации не будет, а если и будет, то только после неких политических событий, которые, конечно, назревают, о чем свидетельствует и внеплановое послание президента Казахстана народу. Ведь после этого послания никаких политических событий не происходит. И чем сильнее в России катавасия, тем больше у Акорды поводов с этими событиями не торопиться.

У Казахстана нет сейчас никакой возможности реагировать на российские события, кроме как внимательно наблюдать за ними, стараясь максимально не втягиваться. Чтобы после того, как все утрясется, провести соответствующее политическое и экономическое встраивание.