Новости: Россия задумывается об усилении контроля над интернет-пространством

Поделиться

Поделиться




На фоне информационной войны и санкций Россия задумывается об усилении контроля над интернет-пространством. Есть множество вариантов, как это сделать, и множество причин, по которым это делать нельзя ни в коем случае. В этой статье мы рассмотрим основные примеры частично и полностью закрытых интернет-сетей и вычислим, какому из них наша страна собирается следовать. Цензура как нормальность. Для начала немного лирики: абсолютной свободы в интернете не существует. Крупнейшие интернет-компании мира ежегодно сообщают о тысячах запросов со стороны спецслужб, которые требуют выдать информацию о пользователях или закрыть тот или иной ресурс. Вот пример отчета Google о подобных запросах в начале 2013 г.: «В большинстве случаев информация касалась политических моментов. Мы получили огромное количество судебных постановлений о необходимости удалить блоги тех, кто критикует чиновников на местах, — отметили в Google. — Всего за данный период мы изучили 2285 запросов от разных стран с предложениями удалить 24179 единиц контента».

США остаются одним из главных цензоров в сети. А скандал вокруг программы PRISM, инициированный бывшим сотрудником спецслужб Эдвардом Сноуденом, снова заставил задуматься о том, где предел личного пространства и свободы в интернете. Разумеется, спецслужбы России тоже «мониторят» интернет, требуют закрытия сайтов и выдачи информации.

Существует и единый реестр, в который могут быть внесены ресурсы, распространяющие пропаганду наркотиков, педофилии, разжигающие межнациональные конфликты. Сразу оговоримся, что эту систему можно использовать для удаления из сети любого неугодного сайта: достаточно иметь доступ к размещению на этой страничке контента и специально опубликовать здесь нелегальный контент, хотя решение властей затем можно обжаловать, добившись восстановления сайта.

Песок сквозь пальцы: Возможности цензуры в открытом интернете существенно ограничены, ведь информация хранится на огромном количестве серверов по всему миру. Если вы заблокировали доступ к базам данных, расположенным на территории вашей страны и подконтрольным каким-то конкретным операторам, зайти на тот же ресурс из другой точки мира не составляет труда, если есть дубликат данных на других серверах. Тот же реестр накладывает ограничения по территориальному признаку: заходите с российского IP — блок, с любого другого — милости просим.

Уже давно известна технология прокси, которая маскирует IP пользователя и меняет его «географическое положение» на необходимое для доступа к ресурсу. Ну, а сам закрытый властями или спецслужбами портал может переезжать на новые хостинги, меняя основной адрес. Хороший пример — торрент-обменник Thepiratebay, который не могут уничтожить уже много лет, потому что он моментально меняет свое местоположение. Пиринговые сети — это вообще головная боль цензоров. Ведь львиная доля реального контента хранится на компьютерах пользователей, которые заблокировать физически невозможно.

От цензуры к интранету: Есть соблазн: от цензуры в интернете некоторые государства переходят к более серьезным ограничениям. Примеры, которые мы рассмотрим в рамках этой статьи, — КНР, Иран и КНДР. Каждая из этих стран подошла к проблеме, исходя из собственных реалий. Но есть и общая черта: Китай, Иран и Северная Корея пытаются контролировать не отдельные ресурсы, а отрезать от глобальной сети свой кусок и установить строгие порядки. В целом это отражает стремление ухода от интернета к интранету, который обычно используется в крупных компаниях или ведомствах, чтобы сотрудники могли свободно общаться на деловые темы, но не имели доступа к развлекательным ресурсам. Такие сети, кстати, созданы и для многих мировых спецслужб.

1. «Золотой щит» КНР: интранет в гриме. «Золотой щит», или «Великий файерволл Китая» (Great Firewall of China), — масштабный проект по контролю над интернет-потоками. В эту программу вкладываются огромные средства, хотя конкретных цифр мы, скорее всего, никогда не увидим. Как стало известно в прошлом году, 2 млн китайских госслужащих занимаются мониторингом деятельности граждан в интернете и изучением общественного мнения посредством анализа популярных социальных сетей и микроблогов. Далее в системе — надстройка в виде специальных серверов, установленных на основных сетевых каналах, которые фильтруют информацию и ограничивают доступ не только к отдельным сайтам, но и к материалам на этих ресурсах.

Такой подход очень не нравится западным игрокам. Власти КНР уже поссорились буквально со всеми топовыми интернет-компаниями США, включая Google и Yahoo!. Но в конечном итоге все это играет на руку руководству Поднебесной. Как мы уже говорили, речь идет о стремлении к созданию интранета. Но КНР не хочет отгораживаться от мира настоящей стеной и действует хитрее: иностранных игроков с рынка выдавливают, местные компании, вроде Baidu и Alibaba, создают отличные «доморощенные» социальные сети, поисковики и сайты, а система фильтрации отслеживает инакомыслие. Потребитель доволен, так как получает высококачественный сервис. В крайнем случае можно поиграть с прокси, но зачем, если можно обойтись домашними «стерильными» порталами.

Почему не подходит для России? Масштаб рынка не тот: в Китае количество пользователей давно перевалило за 500 млн, в России всего 69 млн человек пользуются интернетом. Расходы на масштабную фильтрацию контента не окупятся. Более того, создание системы нашей стране обойдется даже дороже, чем Китаю. «Золотой щит» разрабатывается с 1998 г., под него «заточен» весь местный рынок, и существуют договоренности со всеми операторами. В России рынок развивался по демократическим законам, его придется ломать, а это многомиллиардные потери для всех игроков.

Не говоря уже о том, что китайский «интернет в гриме» нельзя назвать стабильной структурой, и он может рухнуть в случае изменения политической или экономической ситуации, так как держится на бюджетных вливаниях. Свободный интернет от бюджета не зависит практически никак, а значит, способен выживать даже в неблагоприятных условиях.

2. КНДР: интранет или расстрел. На территории Северной Кореи действует сеть «Кванмен». Это уже самый настоящий интранет: никакого доступа к международным ресурсам в глобальной сети здесь просто не существует. Статистика за 2009 г. говорит о 80-90 тыс. пользователей, львиная доля которых — университеты и другие организации. В интранете КНДР цензоры проверяют каждый материал.

Все, что здесь есть, — это пропаганда, а также идеологически нейтральные сайты, посвященные технологиям, науке и так далее. Центр компьютерной информации Северной Кореи имеет доступ к открытому интернету и скачивает оттуда отдельные сайты с целью размещения в «Кванмен». В стране даже был выпущен планшетный компьютер на Android, способный подключаться к этой сети.

Почему не подходит для России?: Снова, в первую очередь, вопрос масштаба. «Кванмен» — карликовая сеть, по размеру сопоставимая с локальной сетью одного из самых мелких интернет-провайдеров Москвы. Разумеется, контролировать ее легко. В 2012 г. в рунете было 14,865 интернет-хостов, то есть уникальных страниц. Перевести все эти порталы на внутренний цикл работы просто невозможно, а про глобальную систему фильтрации мы уже говорили на примере Китая. КНДР — полностью изолированная от мировых информационных потоков страна. Даже СССР никогда не закрывался от мирового сообщества настолько радикально. Напомним и про зависимость «Кванмен» от политической ситуации.

3. Иран: интранет как предчувствие. В 2012 г. Иран запустил видеопортал с функционалом YouTube в попытке предоставить альтернативные глобальным сайтам ресурсы. Сервис получил название Mehr. Основной задачей, согласно описанию ресурса, является привлечение персидскоговорящих пользователей и пропаганда иранской культуры. Такие действия отражают желание иранского руководства найти баланс между открытой сетью и интранетом. В это же время было анонсировано, что правительство будет идти по пути создания внутренней закрытой сети, которая должна повысить кибербезопасность.

Какие-то наработки в этой области есть, закрытой сетью пользуются спецслужбы страны. Теперь к ней могут подключить и граждан. Но еще интереснее удивительная модель монетизации, которую использует Тегеран. Корпус Стражей Исламской революции, отвечающий за цензуру в интернете, зарабатывает миллионы долларов, продавая открытый доступ. При этом Иран подключился к интернету еще в 1993 г. и стал второй страной Ближнего Востока, получившей доступ к всемирной сети. 22 из 100 человек в стране пользуются интернетом.

Почему не подходит для России?: Создание закрытых сетей для ведомств и спецслужб имеет смысл. То же можно сказать и о раскрутке аналогов зарубежных порталов, как это делает не только Иран, но и, как мы уже писали выше, КНР. «ВКонтакте», «Яндекс» и другие игроки рунета уже прочно закрепились на рынке, оказывая сопротивление западным гигантам. Но именно победа в конкурентной борьбе приносит рунету максимальные бонусы. Сильные компании самостоятельно выходят на зарубежные рынки и продолжают развитие вне зависимости от того, исчерпана национальная база пользователей или нет. В закрытой системе такая стратегия теряет смысл. Это неминуемо приведет к снижению инвестиций в отрасли, и никакие сборы с населения не помогут выбраться из эволюционного тупика.

4. Какой путь выбрать, чтобы рунет не «чебурахнулся»? Вкратце — никакой. Единственная здравая идея для России — перенести часть информации, важной для национальной безопасности, во внутренние сети, доступ к которым есть только у отдельных ведомств. Тотальный контроль над потоками информации обойдется слишком дорого и лучше подходит для фильтрации «идеологически неверных» сообщений, которыми свободный рунет, в отличие от сетей стран, где за такое сажают и расстреливают, переполнен. Создание интернета убьет крупных игроков, установит потолок для развития сети, вызовет негодование у граждан и недоумение у западных партнеров.

Здесь стоит вспомнить о чем то странном, но, увы, не безымянном — проекте «Чебурашка». Член Совета Федерации Максим Кавджарадзе недавно предложил создать закрытый интернет для России под названием «Чебурашка» и финансировать его из бюджета регионов. В сеть можно включить страны ОДКБ (Россия, Белоруссия, Армения, Казахстан, Киргизия, Таджикистан) или государства Азиатско-Тихоокеанского региона. Никто не «подаст лапу» такому «Чебурашке».

Но есть и более серьезные предложения: газета «Коммерсантъ» сообщает, что власти обсуждают комплекс мер по ужесточению контроля за интернет-провайдерами. Речь идет о фильтрации контента на всех уровнях сетей передачи данных, невозможности размещения DNS-серверов доменов .RU и .РФ за пределами России и запрете на присоединение региональных и местных сетей передачи данных к зарубежным интернет-сетям.

Какую задачу это решает? Если цель — создать почву для превращения рунета в интранет, то перенос серверов — отличная идея. Если речь идет о защите информации и противодействии санкциям, то нам это никак не поможет. Как справедливо сообщают источники издания, в случае необходимости Россию будет еще проще отключить от глобальной сети, перекрыв доступ к нескольким оптоволоконным каналам, ведущим в нашу страну.

Государства, создающие общенациональный интранет в той или иной форме, идеологически, экономически и культурно в корне отличаются от России. У нас нет необходимости сделать интернет религиозным, отражающим точку зрения только одной партии или отгородиться от враждебного мира, утверждая, что только наше государство имеет право голоса. Нет и экономической базы для «Золотого щита». Единственный выход…, а выход-то и не нужен, все и так нормально. Это один из редких случаев, когда ничего не надо менять.