Культура: В Москве установили мемориальную доску знаменитой актрисе Людмиле Целиковской

Поделиться

Поделиться




На доме Целиковской появилась мемориальная доска. Она стала звездой после фильма «Сердца четырех». Потом были еще десятки лент, самые известные картины 40-х годов — «Попрыгунья», «Воздушный извозчик». А еще она сыграла царицу в «Иване Грозном» — за этот фильм вся съемочная группа получила Сталинскую премию. Награда не досталась только Целиковской — по личному решению руководителя государства. Вахтанговцы в полном составе покинули родной театр, чтобы стать участниками волнительного действа на Новинском бульваре. Василий Лановой и Римас Туминас сбрасывают золотую ткань. Мемориальная доска – легенде Театра имени Вахтангова, звезде советского кино Людмиле Целиковской. Прямо напротив памятной таблички, посвященной ее мужу — архитектору Каро Алабяну. Здесь, в доме N 18, и жили знаменитые супруги. «У меня был пожар. И все сгорело — самые ценные для меня книги, которые мне подписывали».

Люда подписала мне книжку, я ничего не сочиняю. Она мне написала: «Стой под дождем! Пусть пронизывают тебя его стальные стрелы — стой! Стой, несмотря ни на что! Жди солнца. Оно зальет тебя сразу и беспредельно!» — вспоминает народная артистка РСФСР Людмила Максакова. Скульптору Андрею Балашову удалось передать ее пронизывающий взгляд, который сводил с ума зрителей, говорят вахтанговцы. На гастролях после спектаклей Целиковскую, рассказывают, спускали по пожарной лестнице — у входа ее всегда ожидала толпа. В театр, которому отдала полвека, Людмила Васильевна попала еще студенткой Щукинского училища, перед войной. Старейшая актриса труппы 96-летняя Галина Коновалова прекрасно помнит, какое впечатление Люся, как все ее называли, произвела на коллег.

«За мной ухаживал молодой человек, и я его как-то его, кривляясь, спросила: «Что такое лучистые глаза?» он сказал: «Пойдите в тот коридор, там стоит барышня — вот у нее лучистые глаза». Так я узнала, что это такое», — рассказывает Галина Коновалова. В 1940-м красавицу заметил режиссер Максим Юдин и предложил ей главную роль в своей комедии «Сердца четырех». Это была ее любимая картина, потому что играла она себя. Так же, как ее героиня Шурочка, Целиковская обожала сладкое, ненавидела математику и любила музыку – дочь оперной певицы и дирижера Большого театра, она училась в Гнесинской школе, но призванием музыка для нее не стала. Хотя в фильме «Сердца четырех» песню исполнила сама.

Началась война. Вместе с вахтанговцами Целиковская поехала на фронт. Своими выступлениями она так воодушевляла солдат, что они поднимались в бой с криками: «За Родину! За Сталина! За Целиковскую!» «Сколько мечтали о ней военные! Вот мне рассказывал мой дядя, который был летчиком: «Вот она для нас всю войну была как магнит такой, мы смотрели картины, военные короткометражки…». Она ездила в бригадах», — говорит народный артист СССР Василий Лановой.

Покоренный ее выразительными васильковыми глазами, Сергей Эйзенштейн пригласил Целиковскую на роль царицы Анастасии в фильме «Иван Грозный». Одна из немногих ее драматических работ. Может быть, из-за амплуа комедийной актрисы ее не жаловали критики и правительство. За картину «Иван Грозный» Сталинскую премию получила вся съемочная группа, Целиковскую же генералиссимус из списка вычеркнул. Сказал: «Царицы такими не бывают». Зато через 10 лет за роль в фильме «Попрыгунья» Самсона Самсонова она получила «Серебряного льва» Венецианского кинофестиваля.

«Она была очень глубокий, очень серьезный человек, совсем не такой труляляшкой, какой она казалась из-за опереточных ее выступлений и ролей. Она очень глубокий человек. Во-первых, очень образованный, все время образовывалась сама, учила языки, никогда не сидела без дела. А когда совсем уж нечего было делать, она вязала дивные вещи!» – вспоминает Галина Коновалова.

После рождения единственного сына Александра она всю себя отдала его воспитанию, перестала играть в кино и в театре. При этом переводила пьесы с английского. Во многом ее звездное имя помогло Юрию Любимову – режиссеру, как тогда считалось, политически неблагонадежному — открыть Театр на Таганке. И все знаменитые таганковские инсценировки повестей и романов тоже писала она, в том числе к знаменитому спектаклю «…А зори здесь тихие». Хотя официально она работала вместе с Любимовым, который стал ее мужем после смерти Алабяна, только над одним спектаклем – композиции по стихам Пушкина «Товарищ, верь!»