Культура: «Аполлон Мусагет» на сцене Большого

Поделиться

Поделиться




«Аполлон Мусагет» на сцене БольшогоВ Большом театре премьера — на его сцене впервые поставили балет Джорджа Баланчина «Аполлон Мусагет». Считается, что этот спектакль положил начало неоклассике в балете. Этот балет Джорджа Баланчина на музыку Игоря Стравинского 84 года добирался до Большого театра. «Аполлон Мусагет» – одно из первых творений Баланчина, в то время молодого танцовщика «Русского балета» Сергея Дягилева. В 1928 году по заказу Библиотеки конгресса США в Вашингтоне Стравинский написал партитуру для струнных инструментов. Ее торжественное звучание в духе старинных сюит должно было отсылать к божественной «музыке сфер». Сам Джордж Баланчин так описывал впечатление от услышанного: «чистая белизна»: В том же году он создал балет.

Можно с уверенностью утверждать, что «Аполлона Мусагета» на сцене Большого театра показывают именно в том виде, в каком его задумал хореограф. Об этом позаботились представители Фонда Джорджа Баланчина, которые внимательно следят за тем, чтобы балетмейстеры и танцовщики не вносили в авторскую хореографию лишних движений. Впрочем, сам Джордж Баланчин редактировал «Аполлона» всю жизнь. Так, в 1929 году он привлек к работе над костюмами Коко Шанель. «Сильно отличаются и декорации по сравнению с первоначальной версией — они гораздо проще. Осталась только лестница, и теперь вы можете лучше видеть танцовщиков, потому что ничто не мешает», — отмечает балетмейстер-постановщик Фонда Джорджа Баланчина Виктория Саймон.

Четыре действующих лица — Аполлон и три музы, которые имеют непосредственное отношение к балету: Терпсихора – воплощение танца, Каллиопа – олицетворяет поэзию и ее ритмику, Полигимния – искусство пантомимы. Они рассказывают о рождении Аполлона, его обучении и восхождении на Парнас. Как говорят, первым «Аполлонам» эта партия давалась непросто, столь сложна и непривычна была хореография Баланчина. Эту поставновку считают началом неоклассики в балете. Существует легенда о том, что после премьеры спектакля в Париже Сергей Дягилев в благоговении прошел за кулисы и поцеловал стопу танцовщика Сержа Лифаря. Хотя премьер Большого театра Семен Чудин уверяет, что совсем не трудно быть богом после работы с другим балетом Баланчина — «Драгоценности».

В прошлом сезоне он стоил артистам растянутых связок. «Постановщики разрешают нам танцевать и чувствовать так, как мы хотим. И каждого Аполлона — ребята будут танцевать, я — мы танцуем так, как мы чувствуем. Нам дают свободу, нас не загоняют в иные рамки, кроме рамок хореографии, конечно», — рассказал он. Как говорят танцовщики, с хореографией они справились быстро, а вот к музыке Стравинского, лишенной единого ритма, пришлось долго привыкать. Первая солистка Большого театра Ольга Смирнова вспоминает: «Поначалу приходилось часто просчитывать музыку, то есть, ты не привык, как балетные танцовщики, просто слушать музыку и слышать акценты, на какой счет нужно вступать.

Нужно было точно геометрически знать, что сначала нужно просчитать десять счетов, потом восемь, потом еще раз восемь, потом еще семь. И только после этого ты можешь вступить на „раз». «Аполлон Мусагет» на сцене Большого будут показывать в тот же вечер, что и балеты «Классическая симфония» Юрия Посохова и Dream of Dream Йормы Эло, премьеры которых состоялись в конце прошлого сезона.